Военный Лондон

История воздушных операций
Ответить
Аватара пользователя

Рост76
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 20707
Зарегистрирован: 03 янв 2018
Поблагодарили: 113382 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Рост76 » 10 мар 2019, 15:24

Аэрофотосъемка лондонских верфей после налета. 7 сентября 1940 г.
50056 - Военный Лондон
За это сообщение автора Рост76 поблагодарили (всего 3):
иван777444333Профайлер2016Warisdeath
Рейтинг: 25%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Рост76
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 20707
Зарегистрирован: 03 янв 2018
Поблагодарили: 113382 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Рост76 » 10 мар 2019, 15:25

Аэрофотосъемка лондонских верфей после налета. 7 сентября 1940 г.
50057 - Военный Лондон
За это сообщение автора Рост76 поблагодарили (всего 4):
Sanekиван777444333Профайлер2016Warisdeath
Рейтинг: 33.33%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост


Аватара пользователя

Рост76
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 20707
Зарегистрирован: 03 янв 2018
Поблагодарили: 113382 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Рост76 » 10 мар 2019, 15:26

Ликвидация последствий налета. 7 сентября 1940 г.
50058 - Военный Лондон
50059 - Военный Лондон
За это сообщение автора Рост76 поблагодарили (всего 4):
Sanekиван777444333Профайлер2016Warisdeath
Рейтинг: 33.33%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 25546
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 107373 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Sanek » 05 май 2019, 10:03

В октябре 1940 года, по предложению Э. Удета были разработаны специальные спасательные буи, размещенные в проливе Ла Манш на пути возвращения немецких самолётов.
56433 - Военный Лондон
В случае аварии, экипаж самолета мог влавь или на лодке добраться до буя и дождаться спасения. Внутри спасательного буя был запас питания, одежды, одеял на четырех человек. Буй имел средства сигнализации для вызова спасателей.
56434 - Военный Лондон
Что характерно, буями пользовались и английские пилоты, прозвавшие их "корзины омаров". Английские катера переодически проверяли буи. Пилоты противной стороны, застигнутые на буях брались в плен как немцами так и англичанами. Запасы на буях, к слову, пополняли обе стороны.
56436 - Военный Лондон
56438 - Военный Лондон
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 5):
иван777444333WarisdeathПрофайлер2016Рост76Wseb2net
Рейтинг: 41.67%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 25546
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 107373 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Sanek » 05 май 2019, 10:11

Буи Удета на плаву...
56439 - Военный Лондон
56441 - Военный Лондон
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 5):
иван777444333WarisdeathПрофайлер2016Рост76Ковекс
Рейтинг: 41.67%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 25546
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 107373 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Sanek » 17 май 2019, 00:29

Недолетело...
58222 - Военный Лондон
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 4):
Warisdeathиван777444333Профайлер2016Рост76
Рейтинг: 33.33%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 25546
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 107373 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Sanek » 24 май 2019, 21:51

Служащий гражданской обороны дает указания женщине с детьми, Лондон, 1941 год.
59655 - Военный Лондон
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 3):
иван777444333WarisdeathРост76
Рейтинг: 25%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 25546
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 107373 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Sanek » 25 май 2019, 10:09

Почтальон пришел по адресу... Не Лондон, а Ковентри в 1940 году, но думается и в Лондоне таких картин было выше крыши...
59701 - Военный Лондон
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 3):
иван777444333WarisdeathРост76
Рейтинг: 25%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 25546
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 107373 раза
Карма: +10/-0

Военный Лондон

Где Sanek » 18 сен 2019, 23:58

Британские средства ПВО отражают ночной авианалет Люфтваффе, 1940 год.
74891 - Военный Лондон
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 3):
Рост76WarisdeathWseb2net
Рейтинг: 25%


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Warisdeath
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 24874
Зарегистрирован: 22 мар 2017
Поблагодарили: 76168 раз
Карма: +14/-0

Военный Лондон

Где Warisdeath » 25 дек 2020, 23:30

Знаменитий купол собору Святого Павла після німецького бомбардування. 40-ві
Изображение
За это сообщение автора Warisdeath поблагодарил:
Wseb2net
Рейтинг: 8.33%
Я знаю про всі негаразди своєї країни, але не вважаю можливим під час війни ганьбити її ні в публічних постах, ні в публічних місцях. Я - не помічник ворогу.


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Lis1980
Полковник
Полковник
Сообщения: 6805
Зарегистрирован: 24 мар 2019
Откуда: Из дремучего леса
Поблагодарили: 20761 раз
Карма: +3/-0

Военный Лондон

Где Lis1980 » 15 янв 2023, 01:01

Секретное оружие третьего рейха
Орлов Александр Семенович

Глава IV

«ЖАРКОЕ ЛЕТО» В ЛОНДОНЕ
6 июня 1944 г., через несколько часов после высадки первых эшелонов десанта союзников во Франции, командир части самолетов-снарядов Фау-1 М. Вахтель получил из штаба 65-го армейского корпуса кодовый сигнал о приведении полка в полную боевую готовность к 12 июня.

Вахтель схватился за голову: ведь он только два дня назад докладывал командиру корпуса, что полк сможет приступить к боевым пускам не ранее 20 июня. Отдав своему штабу необходимые распоряжения в соответствии с полученным приказом, Вахтель вновь обратился к командованию корпуса с просьбой отложить начало ударов Фау-1. Он доложил, что ракетные подразделения испытывают большую нужду во многих предметах снабжения, не везде имеются необходимые запасы топлива, не подготовлены к стрельбе сборные пусковые установки, которые только начали поступать со складов, не хватает людей для их сборки, часть установок завозится не туда, куда нужно, совершенно нет учебных Фау-1 для опробования уже смонтированных установок и т. п.

Однако все было напрасно. 12 июня утром Вахтель получил приказ: в ночь на 13 июня начать удары Фау-1 по Лондону. Первый налет предписывалось произвести в течение 2 часов (с 23 час. 40 мин. до 1 час. 45 мин.) со всех боеготовых стартовых позиций с темпом стрельбы 2 Фау-1 в час с каждой пусковой установки. С учетом низкой технической надежности Фау-1 для первого удара выделялось 500 крылатых ракет.

К этому времени из 80 построенных стартовых позиций Фау-1 только на 55 были подготовлены пусковые установки, из них опробованы лишь 18. Общий боекомплект, имевшийся на стартовых позициях, составлял 873 ракеты, доставленные в первую декаду июня со стационарных складов. Телефонная связь управления работала с перебоями (радио не использовали, чтобы не демаскировать всю систему стартовых позиций и сохранить внезапность). Солдаты были измотаны круглосуточными работами по разгрузке ракет и оборудованию стартовых позиций, так как вспомогательный персонал, предусмотренный планом подготовки ракетных позиций к пуску, отсутствовал. Стартовые команды в большинстве не имели тренировки в пусках боевых ракет. За 15 минут до начала подготовки к боевым пускам выяснилось, что ни одна из стартовых позиций не была оборудована необходимой техникой безопасности и не обеспечивала пуска ракет без риска для стартовых команд. Вахтель попросил находившегося на КП полка командира корпуса генерала Хейнемана отсрочить начало удара на 1 час, чтобы успеть принять хотя бы самые минимальные меры по предотвращению несчастных случаев, но этого срока оказалось недостаточно.

Тогда расчетам стартовых позиций было разрешено вести пуски Фау-1 с каждой позиции самостоятельно по мере ее готовности. В результате ракетный обстрел начался только в 3 часа 30 мин. 13 июня. В течение ночи с семи стартовых позиций было выпущено всего 10 Фау-1, из которых лишь четыре достигли Англии. Перед началом ракетного удара был произведен артиллерийский налет по городам английского побережья батареями сверхдальнобойной артиллерии, однако только 33 снаряда поразили цели на английском побережье. Авиация, занятая борьбой с войсками противника во Франции, не действовала.

Таким образом, 65-й армейский корпус не смог выполнить приказ гитлеровского командования от 16 мая

1944 г. Внезапного и массированного удара по Лондону во взаимодействии с дальнобойной артиллерией и бомбардировочной авиацией не получилось.

Утром 13 июня из штаба 65-го корпуса поступил приказ прекратить ракетный обстрел Англии до особого распоряжения. Была назначена комиссия для расследования причин неудачи первого налета Фау-1.

В течение двух дней командование корпуса вело расследование, которое показало, что главными причинами провала были необеспеченность ракетных подразделений материальными средствами (горючее, транспорт), недостаток времени на приведение в полную боевую готовность, отсутствие необходимого персонала для проведения вспомогательных работ (сборка катапульт, разгрузка и подвоз ракет на позиции). Вахтель, которому грозил военно-полевой суд, был полностью оправдан. Как видим, внутренние причины, а не прямое противодействие противника (хотя, конечно, все указанные факторы являлись в какой-то мере следствием вторжения союзников на континент) привели к провалу первого удара крылатых ракет.

Тем не менее, несмотря на неудачное начало, гитлеровское командование было полно решимости продолжать и наращивать ракетные удары по Лондону. Были приняты срочные меры, и к исходу 15 июня ракетные подразделения 155-го полка получили в достаточном количестве все необходимое для ведения боевых действий. В ночь на 16 июня гитлеровцы возобновили ракетные удары по Лондону, на этот раз с 55 стартовых позиций. В 7 часов вечера Вахтель передал по радио командирам дивизионов: «В 23.18 произвести залп по цели № 42 (Лондон). Дистанция 130 миль». На этот раз все шло удачно: последняя Фау-1 сошла с пусковой установки в 23 час. 58 мин. Погода благоприятствовала: была низкая облачность, с полуночи пошел дождь. В течение 14 часов было запущено 294 Фау-1, из них 244 по Лондону и 50 по Саутгемптону. 73 ракеты разорвались в черте Большого Лондона, 100 разрушились в воздухе, не долетев до побережья, а остальные взорвались в различных местах на территории Англии. Утром 16 июня экипаж самолета-разведчика, совершавший разведывательный полет над Лондоном, докладывал, что зарево над районом цели № 42 «ярче, чем за все время налетов немецкой бомбардировочной авиации». Это был первый успех.

Германское верховное командование объявило 16 июня по радио, что «прошлой ночью и сегодня утром южная Англия и район Лондона были подвергнуты бомбардировке снарядами новой конструкции, снаряженными взрывчатыми веществами большой силы». «Сообщение об этом, поступившее в полдень, произвело сильное впечатление на политические круги и привлекло внимание всего населения, — писала в тот же день швейцарская газета „Нойен Цюрихер Цейтунг“. — В данном случае речь идет не об одноактной демонстрации, а о непрерывном и продолжительном применении оружия возмездия».

17 июня верховное главнокомандование вермахта выпустило листовку для гитлеровских войск, сражавшихся в Нормандии. В пей говорилось: «6 июня началось вражеское вторжение на нормандское побережье; 16 июня последовало наше возмездие с применением нового оружия. Ожидалась высадка войск противника и на других участках побережья, по теперь ударами нашего оружия возмездия по Лондону и городам юго-восточной Англии этому поставлен барьер. Наш контрудар породил хаос в снабжении и пополнении резервами войск противника…».

В тот же день было решительно запрещено наносить ракетные удары по каким-либо объектам, кроме Лондона, и приказано всемерно увеличить производство Фау-1 за счет сокращения выпуска Фау-2. «Фюрер принял решение, — писал Шпеер два дня спустя, — до особого распоряжения сократить выпуск Фау-2 до 150 ракет в месяц. Высвободившуюся рабочую силу и материальные средства должны использовать прежде всего для производства „вишневых косточек"» (кодовое название Фау-1). Тем не менее руководство министерства вооружения дало распоряжение генеральному директору завода в Нордхаузене быть в готовности возобновить производство Фау-2 с темпом 600 ракет в месяц, как только будет закончена окончательная доводка ракеты. После этого распоряжения в июне, как мы уже знаем, было произведено 132 Фау-2 (в мае — 437), в июле — всего 86, тогда как выпуск Фау-1 неуклонно возрастал.

Начались систематические удары Фау-1 по Лондону, а впоследствии и по некоторым другим городам Англии, продолжавшиеся все лето. Всего в ходе первого этапа ракетного нападения (13 июня — 5 сентября) было использовано 9017 крылатых ракет, однако в силу низкой технической надежности (65–75 проц.) значительная часть пусков оказывалась неудачной: 2 тыс. ракет взорвались сразу же после старта или в полете.

Средний ежемесячный темп пусков Фау-1 был наивысшим в середине июня, а в дальнейшем последовательно снижался. Так, если в первые пять дней массированных налетов (16–20 июня) в среднем ежедневно запускалось 200 ракет, то в течение первого месяца (15 июня — 15 июля) эта цифра упала до 145, а в последующем до 100 ракет. Это объясняется постепенной, по мере продвижения англо-американских сухопутных войск, утратой стартовых позиций во Франции, а также наращиванием бомбо-штурмовых ударов союзных ВВС по стартовым позициям и коммуникациям ракетных частей.

Несмотря на то что тактико-технические данные ракет Фау-1 позволяли средствам ПВО Англии вести борьбу с ними, в течение первого месяца ракетного нападения до 60–65 проц., а в первых налетах даже до 80–85 проц.[18] крылатых ракет достигали Лондона. Основными причинами этого были: неподготовленность английской ПВО к борьбе с крылатыми ракетами, а также применяемая немцами тактика, затруднявшая борьбу с Фау-1.

Гитлеровцы производили пуски крылатых ракет по возможности одновременно со всех действующих стартовых позиций через неравные промежутки времени, чтобы создать максимальную массированность удара и тактическую внезапность и поставить противника в наиболее трудные условия. На совещании в ставке 18 июня 1944 г. Йодль докладывал: «На сегодняшнюю ночь мы предусматриваем другой порядок действий…[19] Сначала интенсивный огневой налет, затем продолжаем обстрел исключительно па- летами, т. е. от методического обстрела отказываемся, причем налеты будут производиться одновременно со всех позиций с промежутками примерно в 75 минут. Пока что решено так действовать до часу ночи. Затем опять пауза и снова огневой налет, после чего переходим к методическому обстрелу до рассвета… Итак, опять совершенно новый порядок, чтобы у них там не создавалось представление о какой-то периодичности».

Для того чтобы затруднить борьбу с Фау-1 в воздухе, крылатые ракеты запускались на высотах 300—1000 м, при скоростях 400–600 км/час. Полет на малых высотах не позволял радиолокационным станциям своевременно обнаруживать крылатые ракеты, а следовательно, сокращал время воздействия на них активных средств ПВО. Это имело весьма существенное значение, поскольку максимальное время предупреждения до подлета цели к побережью составляло всего 6 минут, а подлетное время от побережья к зоне зенитной артиллерии англичан — 5 минут. Кроме того (и это главное), на малых высотах (300–600 м) Фау-1 являлась очень трудной целью для зенитной артиллерии, так как большая скорость и малая высота полета вызывали большие угловые перемещения. Это затрудняло работу станций орудийной наводки, приборов управления огнем и ручную наводку орудий. Высоты порядка 900—1000 м были выбраны гитлеровцами также не случайно: цель в этом случае шла ниже диапазона высот поражения тяжелых орудий, по выше эффективной зоны огня артиллерии малого калибра.

Трудно оказалось бороться с Фау-1 и истребительной авиации. Превосходство большинства английских истребителей в скорости по сравнению с Фау-1 было небольшим, а времени на перехват было очень мало. Поэтому требовалось большое мастерство, чтобы с одного захода уничтожить цель. К тому же немцы умело использовали погоду, применяя крылатые ракеты, как правило, в облачные и дождливые дни, когда действия истребительной авиации были ограниченны.

Гитлеровское командование придавало первостепенное значение точности попадания и оценке результатов ракетных ударов. Для этого использовалась многочисленная немецкая агентура, имевшаяся в Лондоне и его окрестностях. Много полезных для немецкой разведки сведений содержалось и в сообщениях английской прессы относительно районов и характера разрушения. Особенно цепные данные можно было почерпнуть в некрологах и списках лиц, убитых взрывами Фау-1. Эти материалы, широко публиковавшиеся в английских газетах, позволяли довольно точно определять места падения крылатых ракет и вносить необходимые коррективы для их последующих пусков.

Во второй половине июля и в августе, когда эффективность английской ПВО в борьбе с крылатыми ракетами возросла, гитлеровские ракетчики начали применять пуски Фау-1 с самолетов «Хе-111», базировавшихся на аэродромы Голландии[20]. Самолеты-носители крылатых ракет, с одной стороны, заменяли собой часть утерянных или уничтоженных наземных стартовых позиций, а с другой — давали возможность расширить фронт нанесения ударов. Этим компенсировался крупный недостаток стационарной системы стартовых позиций, которая позволяла действовать только с одного южного направления. Применение самолетов в качестве носителей Фау-1 позволяло наносить ракетные удары с восточного направления в обход созданных англичанами зон ПВО, увеличивало вероятность поражения объектов и заставляло противника выделять часть сил и средств па это направление, ослабляя группировку ПВО на направлении главного удара. Однако на первом этапе борьбы, когда еще могла действовать система наземных стартовых позиций во Франции, самолеты-носители широкого применения не получили.

Появившаяся возможность запускать Фау-1 с самолетов навела гитлеровцев па мысль применить их в войне против Советского Союза. Летом 1944 г., когда значительные территории Советской Прибалтики, Финляндия и часть Карелии находились еще в руках немецко-фашистской армии, руководители войск СС предложили использовать бомбардировщики «Хе-111», вооруженные Фау-1, для бомбардировки промышленных городов Советского Союза, расположенных в глубоком тылу.

По замыслу Гиммлера и его подручных для того, чтобы увеличить дальность бомбардировщиков и сократить их потери от советской ПВО, а также повысить точность Фау-1, самолет-носитель при приближении к объекту удара должен был запустить Фау-1, пилотируемую летчиком-смертником, который бы наводил крылатую ракету на объект. «Бомбардировке должны были подвергнуться, — писал впоследствии в своих мемуарах бывший начальник одного из ведущих управлений главного управления имперской безопасности группенфюрер СС В. Шеленберг, — индустриальные комплексы Куйбышева, Челябинска, Магнитогорска, а также районы, расположенные за Уралом».

Для исполнения этого замысла главарей СС были предприняты конкретные шаги. Известный фашистский мастер по диверсиям О. Скорцени уже отдал приказ набрать и подготовить 250 летчиков-смертников, которые смогли бы наводить Фау-1 точно на цель, чтобы «наилучшим образом поразить и парализовать наиболее чувствительные центры русской промышленности и снабжения».

Советское военное командование с началом ракетного нападения на Англию учитывало возможность применения Фау-1 против городов Советского Союза, в первую очередь Ленинграда. Ставка приказала командующему артиллерией Н. Н. Воронову принять необходимые меры по защите Ленинграда и других городов страны от возможных ударов беспилотных средств воздушного нападения противника.

19 июля 1944 г. Военный совет артиллерии утвердил и направил в войска ПВО «Предварительные указания по борьбе с самолетами-снарядами». В этом документе давались конкретные рекомендации войскам об использовании имеющихся средств ПВО для борьбы против нового оружия гитлеровцев. Ленинградская армия ПВО разработала специальный план борьбы против крылатых ракет и выделила для этого необходимое количество зенитной артиллерии, истребительной авиации и средств других родов войск ПВО.

В зоне ответственности ленинградской армии ПВО были специально созданы два сектора: северо-западный и юго-западный. Средства противовоздушной обороны секторов располагались по зонам: первая — зенитной артиллерии, вторая — аэростатов заграждения, третья — истребительной авиации. Для действий против Фау-1 выделялось четыре полка истребительной авиации, свыше 100 батарей зенитной артиллерии (418 орудий) и более 200 аэростатов заграждения. Общая глубина зоны ПВО составляла 70—100 км.

Плотность боевых порядков зенитной артиллерии создавалась с таким расчетом, чтобы можно было вести огонь по каждой цели силами не менее чем трех батарей одновременно. Взлетно-посадочные площадки истребительной авиации ПВО были вынесены на значительное расстояние от Ленинграда в сторону направлений, откуда ожидались удары Фау-1. Выделенные для действий против крылатых ракет истребительные авиационные полки получили на вооружение самолеты новейших отечественных марок и радиолокационную технику. Командиру 2-го гвардейского Ленинградского истребительного авиакорпуса вменялось в обязанность «в случае обстрела Ленинграда самолетами-снарядами своим распоряжением дополнительно высылать истребители на более дальние подступы в зоны ожидания». Аэростаты располагались на интервалах 300–400 м и создавали заграждения плотностью 6–7 тросов на километр фронта при общей глубине аэростатной зоны 8 км. С началом возможного обстрела Ленинграда ракетами Фау-1 предусматривалось все аэростаты поднять в воздух.

Командование армией ПВО значительно уплотнило боевые порядки системы ВНОС. 86 наблюдательных и ротных постов и 5 радиолокационных станций обеспечивали оповещение о подлете Фау-1 на удалении 120 км от Ленинграда.

Все эти меры, принятые советским военным командованием, были необходимыми и своевременными.

Удары Фау-1, как свидетельствовал опыт первого месяца их применения по Англии, представляли собой серьезную угрозу для английских городов, и в первую очередь для Лондона. Взрывы крылатых ракет в британской столице ежедневно убивали десятки людей, разрушали сотни зданий, в том числе и в самом центре города. Так, 18 июня прямым попаданием в Веллингтонские казармы был убит 121 человек, через 10 дней Фау-1 упала на здание министерства авиации, убив 198 человек, в начале июля от взрыва крылатой ракеты в Челси погибло 124 жителя Лондона. К концу июня количество лондонцев, погибших от ракетных обстрелов, приближалось к

2 тыс., а к 5 июля достигло 2,5 тыс. Гитлеровцы ликовали. Их агентура в Лондоне непрерывно сообщала о новых разрушениях и жертвах.

Действительно, новое оружие гитлеровцев доставило много хлопот англо-американскому командованию. Борьба с ним представляла собой весьма трудную задачу и потребовала значительных усилий со стороны бомбардировочной авиации союзников и английской системы ПВО.

В 2 часа ночи 16 июня 1944 г. над южной окраиной Лондона Бэнстод Коммон завыли сирены воздушной тревоги. Джон Ивс, член команды местной противовоздушной обороны, быстро оделся и побежал на свой пост. Выскочив на улицу, он услышал в небе необычный шум, похожий па звон множества цепей. В ту же минуту Ивс увидел в небе маленькую светящуюся точку, летящую к земле под небольшим углом. «Загорелся немецкий самолет», — подумал Джон. Однако двигатель на самолете работал как-то необычно, с перерывами. Вдруг все смолкло, исчезло и пламя, до этого охватывавшее хвост странной машины. Самолет резко пошел вниз, а через несколько секунд раздался оглушительный взрыв. «Бомбы на борту», — догадался Ивс. Он забежал на пост, доложил, что видел место падения самолета, и вызвал пожарную машину. Когда пожарные и санитары подъехали к месту падения «самолета», перед ними зияла большая воронка, вокруг которой валялось несколько обгорелых обломков. Поиски немецкого летчика или его останков не увенчались успехом. Все это не походило на обычную картину, возникающую при падении самолета. В ту же ночь на южных окраинах Лондона упало еще несколько таких же «самолетов», но нигде не были обнаружены летчики.

Позднее Джон Ивс писал: «К утру мы поняли, что имеем дело с каким-то новым оружием. Мы перерыли все имевшиеся инструкции и справочники, но ничего не нашли об этом оружии. Только на следующий день из газет мы узнали, что это такое: это были Фау-1».

Ивс не знал, что это был уже не первый налет крылатых ракет на Англию. Первая Фау-1 взорвалась ночью 13 июня близ города Грейвсенд. За ней через несколько минут на английскую территорию упали еще три крылатых ракеты (две — в графствах Суссекс и Кент и одна — в районе Лондона)[21]. Однако они не причинили существенного ущерба, и налет для английского населения прошел незамеченным. Даже многие офицеры и солдаты противовоздушной обороны не знали о налете крылатых ракет.

Это объяснялось тем, что, хотя англо-американское военное командование и военный кабинет Великобритании следили за подготовкой противником ракетного нападения на Англию, первые удары Фау-1 оказались для них неожиданными. Поглощенные подготовкой операции «Оверлорд», а затем действиями первых эшелонов войск вторжения во Франции, союзники, по существу, не предприняли никаких мер, чтобы помешать немцам завершить приготовления к пускам крылатых ракет.

13 июня, после того как стало известно, что немцы применили против Англии «летающие бомбы», специально созванное совещание комитета начальников штабов обсудило вопрос о мерах противодействия нападению крылатых ракет. Поскольку считалось, что строительство 69 выявленных позиций нового типа еще не закончено, комитет принял решение временно воздержаться от их бомбардировок. Эту же точку зрения разделял и генерал Эйзенхауэр. Он считал, что бомбардировки баз снабжения и стартовых позиций Фау-1 не должны отвлекать значительные силы авиации, которая была занята поддержкой наземных войск союзников, высадившихся во Франции.

По предложению начальника штаба ВВС Англии было решено нанести удары лишь по ранее обнаруженным защищенным стартовым позициям, которые англичане считали базами снабжения ракет. Воздушной разведке было приказано вести наблюдение за вновь выявленными позициями Фау-1.

Командование ПВО Англии приняло решение не вводить в действие план «Дайвер», полагая, что противник еще не готов к широкому применению ракет. Немалое влияние на это решение оказали расчеты на то, что быстрое продвижение союзных войск во Франции не позволит немцам использовать новое оружие в массовом масштабе. «После высадки во Франции, — писал в своих мемуарах бывший командующий зенитной артиллерией войск ПВО Англии Ф. Пайл, — все сходились на том, что удары этих нескольких ракет являются лишь жестом отчаяния, последней попыткой противника испытать возможности летающих бомб перед окончанием войны».

Таким образом, даже после начала ударов немецких крылатых ракет командование английских ВВС и ПВО не приняло мер, настоятельно диктовавшихся обстановкой, и дало возможность противнику устранить причины неудачи первых пусков и увеличить массированность ракетных ударов. Это было серьезной ошибкой, осложнившей борьбу с немецкими ракетами, что привело к разрушениям и жертвам, которых можно было бы избежать.

16 июня, после того как немцы нанесли первый массированный ракетный удар по Лондону, на совещании военного кабинета и комитета начальников штабов было решено немедленно ввести в действие план «Дайвер» и начать бомбардировки всех объектов, связанных с ракетным оружием противника. Был создан специальный комитет по борьбе с Фау-1, куда вошли члены уже существовавшего комитета «Кроссбоу», представители ПВО, ВВС и гражданской обороны. В этот же день в палате общин министр внутренних дел Г. Моррисон объявил, что страна подвергается нападению «летающих бомб».

Хотя первые потери были небольшими, моральный эффект ракетных ударов оказался весьма значительным. Особенно действовали па психику характерный шум двигателя Фау-1 и картина падения ракеты, когда казалось, что какая-то невидимая сила переводит ракету в пике (на самом деле двигатель, рассчитанный на определенное число оборотов, выключался и ракета падала). «Это новая форма атаки, — писал Черчилль в книге „Вторая мировая война". — возложила на жителей Лондона бремя, пожалуй, еще более тяжелое, чем воздушные налеты 1940 и 1941 годов. Состояние неизвестности и напряженности становилось более продолжительным. Ни наступление дня, ни облачность не приносили утешения… Слепая сила этого снаряда внушала человеку на земле чувство беспомощности».

По мере усиления налетов Фау-1 на борьбу с ними были брошены значительные силы бомбардировочной авиации, которая наносила удары по стартовым позициям, базам снабжения ракет и коммуникациям.

Командование бомбардировочной авиации союзных ВВС разработало план бомбардировок ракетных объектов. Первоочередными целями считались «базы снабжения», как английская разведка именовала выявленные стационарные склады и защищенные позиции Фау-2 и Фау-1 во Франции. (Хотя точными данными о характере их деятельности союзная разведка не располагала, считалось, что они связаны с ракетным оружием.) Стартовые позиции нового типа были определены как второстепенные цели.

Такое распределение отражало господствующую в союзных ВВС точку зрения, что уничтожение баз снабжения ракет является наиболее эффективным и экономичным способом борьбы с ракетным оружием немцев. Считалось, что разрушение немногочисленных баз снабжения потребует сравнительно небольших усилий, но надолго лишит немцев возможности продолжать ракетные обстрелы Англии, в то время как удары по десяткам стартовых позиций, представлявших весьма трудные цели для бомбардировщиков, потребуют значительных сил авиации, отнимут много времени и не гарантируют успеха. Однако, как показали события, это было ошибкой. Выделенные для борьбы с ракетными объектами экипажи бомбардировщиков наносили интенсивные удары по целям первой очереди, которые уже никакого значения не имели[22], а главные объекты — действующие позиции, откуда велись боевые пуски, — почти не подвергались бомбардировкам. Уже первые бомбовые удары по «базам» (13–15 и 17–18 июня) свидетельствовали об их малой эффективности: налеты Фау-1 продолжались с неослабевающей силой.

18 июня Эйзенхауэр, который пришел к выводу, что борьба с ракетным оружием немцев должна стать первой по значимости задачей ВВС, за исключением экстренных заявок для поддержки войск, участвующих в операции «Оверлорд», отдал приказ сосредоточить основные усилия бомбардировочной авиации на ударах по новым стартовым позициям[23]. Для этой цели были выделены 200 «летающих крепостей» ВВС США, а к концу июня по объектам, связанным с Фау-1, действовало до 40 проц. всей бомбардировочной авиации.

В течение лета 69 стартовых позиций ракет были подвергнуты бомбардировкам. Однако летчики столкнулись с большими трудностями: малые размеры стартовых позиций, хорошая маскировка и сильное прикрытие средствами ПВО делали эти объекты трудноуязвимыми, а сборные пусковые установки — легко восстанавливаемыми. Поэтому в июне — первой половине июля продолжались интенсивные налеты Фау-1. В некоторые дни в зону ПВО Англии входило до 160 и более крылатых ракет. В связи с этим среди американо-английского высшего командования возникли разногласия относительно способов борьбы С ними. Так, командующий стратегической авиацией ВВС США генерал Спаатс считал, что использование стратегических бомбардировщиков для налетов на позиции Фау-1 не является эффективным. Он предлагал перенести основные усилия на разрушение ракетостроительной промышленности Германии (ракетосборочные заводы, предприятия, изготовляющие гироскопы для Фау-1, и т. д.) и усилить бомбардировки городов Германии. Английский главный маршал авиации Теддер, наоборот, предлагал провести по системе стартовых позиций Фау-1 одновременный массированный налет силами всей американской и английской стратегической авиации. Советник Черчилля по вопросам науки и военной техники Линдеман считал, что надо применить бомбы с зажигательными смесями. Однако все эти предложения были отклонены верховным главнокомандованием, как не обеспечивавшие успеха.

Стремясь найти новые эффективные методы борьбы с ракетами, объединенное командование английских и американских военно-воздушных сил разработало проект операции «Наковальня». Было решено использовать выслужившие срок самолеты «Б-17» («летающие крепости»). Летчики-добровольцы должны были поднимать в воздух и выводить на курс эти бомбардировщики, несшие на борту до 9 т взрывчатого вещества, а затем выбрасываться на парашютах над территорией Англии. Далее самолеты должны наводиться на стационарные стартовые позиции Фау-1 по радио с сопровождающих их истребителей. 4 и 6 августа были предприняты попытки нанести удары этим методом по объектам в Сиракорте, Баттоне и Визерне. Однако этот способ также оказался неэффективным.

Одновременно разрабатывались мероприятия по введению противника в заблуждение с целью уменьшить процент попаданий в центральные, густонаселенные районы британской столицы. Были разработаны два плана. Первый из них состоял в том, чтобы через агентов-двойников, внедрившихся в гитлеровскую агентуру в Лондоне, передавать на командный пункт 65-го корпуса ложные данные относительно мест падения крылатых ракет. Для этого агентам-двойникам предлагалось сообщать немцам о Фау-1, не долетевших до центра Лондона или упавших в центре, как о перелетах, чтобы дезориентировать противника и заставить его сокращать дистанцию стрельбы. В этом случае большинство Фау-1 разрывалось бы, не достигнув центральных кварталов города. Этот план был введен в действие в конце июня и, как утверждают английские историки, дал некоторый результат: с течением времени все больше Фау-1 разрывалось или не долетев до Лондона, или в его южных районах.

Другой план заключался в том, чтобы заставить противника перенести основные усилия с Лондона на южные города Англии с небольшим населением и тем уменьшить количество жертв от Фау-1. Для этого в донесениях агентов-двойников в штаб 65-го корпуса сообщалось о сосредоточениях войск или боевой техники в этих городах, которые могли бы быть легко уничтожены массированными ударами крылатых ракет. Однако запрещение использовать Фау-1 по каким-либо объектам, кроме Лондона, предопределило провал этого замысла английской разведки. Лишь однажды (8 июля) самолеты-носители «Хе-111», вооруженные Фау-1, выпустили несколько крылатых ракет по Саутгемптону (город практически не пострадал).

Во второй половине июля и особенно в августе, когда возросла результативность английской системы ПВО в борьбе с Фау-1, бомбардировщики начали наносить удары и по обнаруженным базам снабжения и промышленным предприятиям, связанным с производством ракет. В июле- августе было произведено около 20 налетов стратегической авиации на базы и склады Фау-1. Бомбардировкам были подвергнуты подземный склад ракет в Сент-Езерне (с применением новейших 6-тонных бомб «Толбой»), заводы «Фольксваген» в Фаллерслебене, опытный ракетный завод в Пенемюнде, предприятия Оппеля в Рюссельсгейме. Только за июнь-июль 1944 г. на объекты ракетостроительной промышленности было проведено более 15 тыс. самолето-вылетов и сброшено 48 тыс. т бомб, а к началу сентября 1944 г. союзная бомбардировочная авиация израсходовала на борьбу с ракетными объектами немцев 82348 т бомб, что составляло 20 проц. всего бомбового тоннажа англо-американских ВВС за этот период и в 35 раз превосходило вес боеголовок Фау-1, сброшенных за это же время на Лондон. Потери союзников в этих операциях составили 300 самолетов и 1950 летчиков.

Как выяснилось впоследствии, бомбардировочной авиации союзников не удалось нанести существенного ущерба промышленным предприятиям, производившим ракетное оружие. Производство ракет продолжало возрастать. Если в июне 1944 г. промышленность Германии произвела 2 тыс. Фау-1, то в сентябре их было выпущено 3419. В официальном отчете ВВС США о стратегических бомбардировках германской промышленности указывается, что «нет доказательств того, что бомбардировки привели к сокращению выпуска Фау-1».

Удары по промышленным предприятиям не приносили успеха потому, что с июля 1944 г. все производство Фау-1 (так же как и Фау-2) было сосредоточено на подземном заводе в Нордхаузене, который был неуязвим для воздушных бомбардировок. Что касается других объектов, связанных с производством ракет, то в силу плохо поставленной разведки союзники по существу по ним не действовали. Так, например, электростанция мощностью 11 тыс. кВт, снабжавшая электроэнергией ракетный завод в Нордхаузене, и заводы Хейнкеля в Иенбахе, где производились турбонасосы для Фау-2, бомбардировкам не подверглись. В то же время усиленные налеты производились на заводы, изготавливавшие перекись водорода. Это объяснялось тем, что английские ракетные эксперты все еще считали, что топливом для ракеты Фау-2 является перекись водорода, и отрицали возможность использования жидкого кислорода в качестве компонента топлива на том основании, что его производство «связано с огромными трудностями». Однако и здесь не обошлось без ошибок. Из 10 заводов, производящих перекись водорода, были выявлены и подвергнуты бомбардировкам только два. Зато четыре массированных удара с привлечением 750 бомбардировщиков были нанесены по «заводу перекиси водорода» в Пенемюнде, хотя там перекись водорода вообще не производилась.

Большего успеха добилась союзная авиация в борьбе со стартовыми позициями крылатых ракет. Многие из них были разрушены. Интенсивность пусков Фау-1 по Англии к концу лета снизилась в среднем до 90 Фау-1 в сутки. Это объясняется и потерей значительной части стартовых позиций в связи с продвижением сухопутных войск союзников во Франции.

Ошибкой союзников, как признавали впоследствии официальные представители ВВС США, было привлечение к борьбе с Фау-1 значительных сил стратегической авиации, использование которой по таким малоразмерным целям, как стартовые позиции Фау-1, было нецелесообразным и отвлекало большое количество бомбардировщиков от действий по важным объектам в глубоком тылу противника.

Таким образом, американо-английская бомбардировочная авиация не смогла нанести существенного ущерба немецкой ракетной промышленности. Более успешно она действовала против стартовых позиций крылатых ракет. Основная тяжесть борьбы с крылатыми ракетами противника легла на английскую противовоздушную оборону.

Когда немецкие «летающие бомбы» обрушились на Англию, английская система ПВО имела группировку и боевой состав, предназначенные для отражения налетов пилотируемой авиации, которые к тому же с мая 1941 г. не были интенсивными. На развертывание средств ПВО для отражения налетов Фау-1 по плану «Дайвер», как мы уже упоминали, предусматривалось 18 дней. Начавшиеся массированные обстрелы Лондона и других городов крылатыми ракетами, значительные жертвы и разрушения, вызванные ими, встревожили английское правительство. Командование ПВО вынуждено было принять срочные меры. В течение четырех суток (с 16 по 21 июня) для защиты Лондона было выделено 384 зенитных орудия (вместо 438 по плану), на рубежах патрулирования истребительной авиации организовано непрерывное боевое дежурство силами одиннадцати истребительных эскадрилий, две из которых имели на вооружении ночные истребители. На подступах к Лондону и в самом городе развертывалось 480 аэростатов.

Уже первые дни показали, что крылатые ракеты представляют собой трудные цели для средств ПВО: высокая скорость Фау-1 оставляла мало времени для предупреждения, что затрудняло перехват самолетов-снарядов истребителями. По той же причине, а также потому, что Фау-1 летели на малой высоте, эффективность огня зенитной артиллерии была недостаточной. «Я думаю, — писал впоследствии Ф. Пайл, — что по самой высокой оценке мы сбивали не более 13 проц.» Очень осложняло борьбу с Фау-1 и то, что гитлеровцы широко применяли ночные налеты крылатых ракет, зная, что английская ПВО не располагает достаточным количеством ночных истребителей.

Кроме того, в отличие от пилотируемых самолетов, которые могли уклониться от воздушного боя с превосходящими силами противника или не входить в зону объекта, плотно прикрытого средствами ПВО, Фау-1 следовали по заданной программе, а когда их сбивали над Лондоном, они взрывались, причиняя большие разрушения. Так, в ходе налетов крылатых ракет 15 и 16 июня 1944 г. средства ПВО британской столицы сбили 33 Фау-1, однако 11 из них упали в черте города: ПВО помогла противнику выполнять задачу.

Опыт отражения первых налетов Фау-1 показал крупные недостатки плана «Дайвер». Во-первых, средств, выделенных для борьбы с крылатыми ракетами, оказалось недостаточно. Во-вторых, построение системы ПВО, при котором основная зона действий истребительной авиации, охватывавшая воздушное пространство от середины Ла- Манша до рубежа 70–80 км от Лондона, перекрывала зону действий зенитной артиллерии, препятствовало эффективному использованию обоих родов войск. Истребители, преследуя цель, часто заходили в зону действия зенитных орудий, подвергались риску быть сбитыми своей артиллерией и мешали зенитной артиллерии выполнять задачу. В-третьих, взаимодействие между родами войск ПВО, которое при подобном построении системы противовоздушной обороны должно было быть особенно четким, оказалось неудовлетворительным. Поскольку зоны истребительной авиации и зенитной артиллерии перекрывали друг друга, истребителям предписывалось действовать в ясную погоду (простые метеоусловия), а зенитной артиллерии — в пасмурную (сложные метеоусловия). При переменной погоде истребителям запрещалось входить в зону зенитной артиллерии, а зенитной артиллерии вести огонь на высотах более 2,7 тыс. м, чтобы исключить поражение своих самолетов. Орудиям, расположенным вне основной зоны зенитной артиллерии, в переменную погоду разрешалось вести огонь только по приказу штаба ПВО. Все это крайне осложняло взаимодействие, приводило к потерям своих самолетов и беспрепятственным пролетам целей, резко снижало эффективность ПВО, особенно зенитной артиллерии.

В первые же недели были приняты срочные меры к тому, чтобы усилить группировку войск ПВО, прикрывавшую Лондон. За счет снятия батарей с обороны других городов в начале июля зенитно-артиллерийское прикрытие Лондона было усилено до 363 тяжелых и 422 легких зенитных орудий. К обороне Лондона были привлечены войсковые зенитные средства. Одновременно с этим в черте Большого Лондона и на подступах к нему было увеличено до 1750 штук число аэростатов заграждения. Силы истребительной авиации ПВО возросли до 16 эскадрилий (в том числе 3 эскадрильи самолетов «Москито» в варианте ночного истребителя). Кроме того, 6 истребительных эскадрилий из числа прикрывавших районы высадки в Нормандии получили дополнительную задачу бороться с крылатыми ракетами противника.

К началу массированных налетов Фау-1 из имевшихся в ПВО истребителей только «Темпест» и «Спитфайр-XIV» имели скорость 700–730 км/час и могли успешно бороться с Фау-1, но ими были укомплектованы всего 4 эскадрильи. Поэтому в начале июля из ВВС в ПВО передали эскадрилью истребителей «Мустанг-III» (скорость 725 км/час). Со всех истребителей других типов, действовавших против Фау-1, была снята броня, ненужная внешняя арматура, усилена мощность двигателей, удалена краска, а обшивка отполирована. Этим удалось увеличить их скорость на 50 км/час. Усиление системы ПВО и некоторый боевой опыт, накопленный в первые недели борьбы с крылатыми ракетами, несколько увеличили эффективность противовоздушной обороны.

В ходе отражения ракетных ударов выработались определенные тактические приемы, позволявшие более успешно бороться с Фау-1. Перехват летящей крылатой ракеты зависел от получения точной и своевременной информации о цели (особенно для истребителей, имевших небольшое превосходство в скорости перед Фау-1). Применялись два способа управления истребителями в воздухе. Для перехвата Фау-1 над морем применялся метод наведения истребителей по данным радиолокационных станций, расположенных на побережье. Но максимальное время предупреждения составляло считанные минуты (на перехват оно было еще меньше), за которые летчик должен был обнаружить и сбить крылатую ракету. Преимущество этого способа было в том, что сбитая ракета падала в море и не причиняла вреда.

При действиях истребителей над сушей наведение их на цели осуществлялось с помощью непрерывной информации. Радиолокационные станции передавали координаты и курс цели всем истребителям, приемники которых работали на единой для всех частоте. Недостаток этого способа заключался в том, что на одну и ту же цель могло выйти сразу несколько истребителей, что создавало ненужный расход сил и мешало целесообразному распределению усилий истребительной авиации. Кроме того, малое время полета Фау-1 от побережья до зоны зенитной артиллерии требовало большой быстроты и четкости действий средств ПВО.

Одновременно вырабатывалась тактика подхода истребителей к крылатой ракете и атаки ее. Поскольку большинство типов истребителей не обладало превосходством в скорости, то преследование и атака цели в хвост не давали, как правило, эффекта. Лучшим методом атаки являлось следование на параллельном с целью курсе и несколько впереди с последующим поворотом на цель и обстрелом упреждающими очередями. Перехват производился в основном из зоны барражирования. Истребитель при ведении огня не должен был подходить к цели ближе, чем на 100 м, так как взрыв Фау-1 уничтожал самолет (в первые дни из-за этого погибло 5 летчиков). В ряде случаев летчики-истребители, подходя почти вплотную к цели, опрокидывали ее воздушной струей, сопутствующей самолету, или, прижимая плоскостью самолета крыло Фау-1, заставляли ее менять курс, или преждевременно переходить в пике и падать. В борьбе с Фау-1 некоторые английские летчики достигли большого мастерства. Особенно успешно действовал командир эскадрильи Т. Бэрри, который сбил 37 крылатых ракет.

Принимались меры и к повышению эффективности зенитной артиллерии. Подвижные зенитные пушки, имевшие ручное оборудование наведения, заменялись стационарными орудиями, у которых поворот ствола и установка угла возвышения выполнялись электроприводом. Кроме того, они имели ряд приспособлений (автоматический установщик взрывателя и др.), позволявших вести огонь с большой скорострельностью и точностью. Однако крупными недостатками стационарных орудий Являлись их неподвижность и необходимость строить бетонные площадки.

Это было преодолено производством передвижных платформ из стальных плит.

По плану «Дайвер» станции орудийной наводки (СОН) размещались в низинах, на закрытых позициях. Это было сделано из опасения радиопомех противника. Но такое размещение СОН ограничивало их возможности. После высадки союзников во Франции и успешных бомбардировок станций постановки помех при подготовке десантной операции опасность помех со стороны немцев практически отпала. Поэтому станции орудийной наводки были выдвинуты на возвышенности. Это увеличило эффективность зенитной артиллерии.

Первые налеты Фау-1 показали, что размещение батарей легких зенитных пушек совместно с прожекторными позициями (как предусматривалось планом «Дайвер») оказалось неэффективным. Тогда батареи малого калибра были выдвинуты вперед и установлены перед рубежом сосредоточения тяжелой зенитной артиллерии.

Это подняло результативность их огня, а установление связи батарей малого калибра с пунктами наведения и управления огнем тяжелой зенитной артиллерии позволило применять легкие пушки для стрельбы по невидимым целям. Большое значение для повышения эффективности огня зенитной артиллерии имело поступление на вооружение 165 американских радиолокационных станций SCR-584, которые начали прибывать в Англию в конце июня 1944 г.

Все эти меры, а также накапливавшийся опыт позволяли средствам ПВО более успешно бороться с крылатыми ракетами. Число сбитых Фау-1 к середине июля превышало 40 проц., однако количество крылатых ракет, преодолевавших противовоздушную оборону, все еще оставалось весьма значительным. Главными причинами такого положения были неправильное построение системы ПВО и плохая организация взаимодействия между истребительной авиацией и зенитной артиллерией (эффективность последней к концу июня снизилась до 9 проц.).

В середине июля командование ПВО Англии пришло к выводу, что единственным путем резкого повышения эффективности борьбы с крылатыми ракетами является кардинальное изменение всего построения противовоздушной обороны. 13 июля командующий ПВО Хилл и командующий зенитной артиллерией Пайл совместно с представителями ВВС провели совещание, на котором было решено разграничить зоны действия истребителей и зенитных орудий и в связи с этим реорганизовать всю систему ПВО.

Новое построение системы ПВО предусматривало четыре зоны: внешнюю и внутреннюю зоны истребительной авиации, зону береговых зенитных батарей и зону аэростатов заграждения.

Внешняя зона истребительной авиации охватывала воздушное пространство над Ла-Маншем до побережья Англии. Патрулирование осуществлялось 4–6 скоростными истребителями «Мустанг-III» и «Спитфайр-XIV» днем и 3–4 ночью. Позднее в этой зоне были установлены на якорях 15 кораблей радиолокационного дозора, на которых имелись также легкие зенитные пушки (20–40 мм) для ведения огня по пролетающим Фау-1. Наведение авиации на цели осуществлялось радиолокационными станциями с побережья и кораблей.

Зона береговых зенитных батарей, проходившая по рубежу бухта Св. Маргариты — мыс Бичи-Хед, имела протяженность 120 км и глубину около 14 км (9 км в глубину побережья и 4,5 км в сторону моря). Здесь было развернуто 1596 зенитных орудий, в том числе 412 тяжелых. Батареи располагались в 2–4 км от побережья и обеспечивали обстрел каждой цели 18 батареями с общим количеством снарядов до 900 (средняя норма поражения одного пилотируемого самолета). Огонь зенитной артиллерии одновременно служил целеуказанием истребителям внутренней зоны истребительной авиации.
За это сообщение автора Lis1980 поблагодарил:
Warisdeath
Рейтинг: 8.33%
На дурака не нужен нож,
Ему с три короба наврешь
И делай с ним, что хошь!


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Warisdeath
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 24874
Зарегистрирован: 22 мар 2017
Поблагодарили: 76168 раз
Карма: +14/-0

Военный Лондон

Где Warisdeath » 15 янв 2023, 02:30

Сьогодні це читається зовсім по-іншому, ніж колись.
Кожна цифра розуміється дуже чітко.
Я знаю про всі негаразди своєї країни, але не вважаю можливим під час війни ганьбити її ні в публічних постах, ні в публічних місцях. Я - не помічник ворогу.


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Bikini
Полковник
Полковник
Сообщения: 7358
Зарегистрирован: 30 июн 2017
Поблагодарили: 25507 раз
Карма: +2/-0

Военный Лондон

Где Bikini » 06 сен 2023, 01:31

Лондон, 1940 год. Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение Изображение
За это сообщение автора Bikini поблагодарил:
Warisdeath
Рейтинг: 8.33%
Есть много желающих убивать за деньги, но нет ни одного желающего умирать за деньги...


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Война в воздухе»