Какой же вклад нацисты внесли в медицину?

История Второй мировой войны и предшествующих ей событий
Ответить
Аватара пользователя

Автор темы
Bikini
Полковник
Полковник
Сообщения: 4713
Зарегистрирован: 30 июн 2017
Поблагодарили: 17912 раз
Карма: +1/-0

Какой же вклад нацисты внесли в медицину?

Где Bikini » 10 янв 2023, 01:02

152100 - Какой же вклад нацисты внесли в медицину?
Нацистские исследования в области медицины, без вопросов, были жестокими и бесчеловечными, но удалось ли им добиться каких-то положительных результатов, которые хотя бы косвенно оправдывали все это?

В нацистской Германии миллионы людей оказались в тюрьмах и лагерях смерти, местах, где им приходилось тяжело трудиться и ожидать смерти, а человеческая жизнь не значила абсолютно ничего.

Неизбежно, что некоторые исследователи захотели воспользоваться возможностью провести на них эксперименты, далекие от этичности.

Обычно государство жестко регулирует такие вещи или полностью запрещает, однако, нацисты не считали жизни заключенных ценнее, чем бумажная работа, требуемая для их убийства. Поэтому десятки тысяч людей можно было превратить в лабораторных крыс.

Нацистские медицинские эксперименты можно разделить на три большие категории: собственно, медицинские эксперименты (фармацевтические, хирургические исследования, изучение инфекционных заболеваний); долгосрочные исследования, направленные на подтверждение и развитие псевдонаучной нацистской расовой теории; узкоспециализированные исследования для дальнейшего использования результатов в условиях военных действий. Результаты, как и следовало ожидать, были неоднозначными.

Специализированные исследования

Военная медицина была самым многообещающим направлением нацистских медицинских исследований. Эти эксперименты проводились по заказу германской армии и обычно пытались ответить на прямые вопросы о травмах, которые люди могут получить во время боя. Благодаря узкой направленности исследований ученым удалось получить данные, которые до сих пор иногда цитируются в научных работах. Вот некоторые характерные примеры:

Гипотермия

Исследованием воздействия холодной температуры на человека занимался в Дахау врач по имени Зигмунт Рашер, служивший в СС. Изучение проводилось по заказу Люфтваффе и Рейхсмарине для разработки спасательного снаряжения для выживания в холодной воде. Эксперименты проводились с августа 1942 года по май 1943. Точное количество испытуемых неизвестно, но, судя по послевоенным показаниям, их было более 300 человек, среди которых было даже некоторое количество «добровольцев», согласившихся на нечеловеческие эксперименты ради иллюзорного обещания освобождения из концлагеря.

Суть экспериментов заключалась в том, что испытуемого погружали в резервуар с холодной водой (от 2 до 12 градусов), симулируя, таким образом, условия Северного моря. На втором этапе экспериментов людей оставляли часами лежать на снегу. Кого-то из заключенных раздевали, кого-то, наоборот, одевали в летную форму. Кто-то был в сознании, а другие, намеренно, были под наркозом.

Температура измерялась ректально, электрическим термометром, скорость охлаждения тела тщательно фиксировалась. Также документировалось ЧСС, АД, сохранение рефлексов. Из воды испытуемых доставали, когда температура тела достигала 30 градусов. В таком состоянии они были уже без сознания.

Согласно полученным данным, бессознательное состояние и варьирование температуры воды не оказывало значительного эффекта на скорость и степень переохлаждения. Эти наблюдения расходятся с общепринятыми современными концепциями в этой области. К примеру, Китинг отмечает, что одетый человек может находится в воде температурой 5 градусов 40-60 минут, а при повышении температуры до 15 градусов этот период увеличивается до 4-5 часов. Кроме того, на состояние сильно влияет возраст, питание и количество одежды на человеке.

Аритмии, описываемые во Всеобъемлющем Отчете Дахау, называются «медленными, быстрыми и иррегулярными», без отсылок на стандартную классификацию. Фибрилляция желудочков, наиболее частая причина смерти при гипертермии, и фибрилляция предсердий, наиболее часто встречающаяся патология при гипертермии, даже не упоминаются. Единственный термин, который применяется, это «трепетание предсердий» и он используется для обозначения мерцательной аритмии. Все это дает возможность предположить, что у исследователей не было особого опыта в физиологии сердца.

Также, Отчет постулирует, что падение температуры тела продолжалось и после извлечения из холодной воды и это «послепадение» может стать причиной смерти. Однако, температурные кривые в том же отчете говорят, что подобное «послепадение» встречается далеко не всегда.

Данные по одному из наиболее критичных аспектов проекта, определение уровня летальной температуры, неполные и противоречивые. В показаниях ассистентов указано, что жертв охлаждали до температуры 25° . В промежуточном докладе Рашер отмечал, что умирали все, чья температура падала до 28°. Однако, в послесловии к Всеобъемлещему Отчету Дахау отмечено, что «кроме пары исключений», летальной была температура от 26 до 27°. А в самом отчете написано, что в шести фатальных случаях температура колебалась между 24,2 и 25,7°. Еще более загадочным является тот факт, что, согласно графикам температур, смерть этих людей наступила в промежутке между 25,7 — 29,2°. Уровень смертности для этого диапазона не указан. Температура, которую достигли 80-90 умерших, не указана. Более того, из-за того, что нет описания демографических характеристик, состояния здоровья и питания, невозможно определить применимы ли полученные данные к населению вне концентрационного лагеря.

В Отчете указывается, что в семи экспериментах жертвы умерли через 53-106 минуты после начала охлаждения. Однако, записки Рашера и свидетельства его коллег говорят о том, что для убийства обнаженного испытуемого требовалось от 80 минут до шести часов, а для одетого — шесть-семь часов охлаждения.

Информация о летальности экспериментов также противоречива. В Отчете Рашер пишет, что исследование гипотермии не было рассчитано на смерть людей, в другом месте этого Отчета от указывает на семь летальных экспериментов, но есть и ссылка Рашера на 13 смертей. А вот его ассистенты показали, что умерло, по меньшей мере, 80-90 человек. Собственно, только двое из испытуемых пережили войну и, впоследствии, стали психически больными.

У Рашера была тверда уверенность, что некоторые из типов согревания дают наилучшие результаты, хотя подтверждающих данных особо не было. Температурные кривые были созданы только для трех типов экспериментов. Графики показывают, что быстрее всего согревание происходило при погружении в теплую воду, однако, жизнь сохранялась и при применении других методов. Описание одного из экспериментов, где узника отогревали при помощи теплой воды, массажа и направленного потока света, показывает уровень качества отчета. Там не указана демографическая группа, температура воды и интенсивность источника света, а также частота изменений температуры. График также не демонстрирует то самое «послепадение» температуры, на важности которого так настаивал Рашер. И, хотя в тексте указано, что длительность теплой ванной составила 10 минут, график четко показывает, что длилась она 20 минут.

Выводом было то, что лучшим методом согревания признавалось погружение в теплую воду и именно его рекомендовано использовать. Однако, в отчете не указан показатель выживаемости при различных методиках — основной критерий эффективности техники согревания, — то рекомендации относительно теплой ванной кажутся пустыми. Доверие к результатам было подорвано еще и фактами, раскрывшимися после войны. Большая часть подопытных, которых бросали в емкость с кипящей водой — умирали. На данным момент роль погружения в теплую воду является спорным моментом в лечении пациентов с гипертермией. Отчет указывает, не имея подтверждающих данных, что погружение в теплую ванну не имело никаких побочных эффектов. Однако, из-за неадекватных методов гемодинамического и электрокардиографического мониторинга, они не могли выявить появление аритмии и нарушения кровообращения, наиболее часто встречающихся в такой ситуации реакций. Также Рашеру удалось выяснить, что половой акт работает для согревания лучше, чем клизма с теплой водой. Было проведено восемь экспериментов, в которых испытуемые лежали в кровати между двумя голыми женщинами, тесно прижимавшимися к ним. Отмечался резкий подъем температуры, до 3 градусов, и быстрое возвращение сознания у всех испытуемых, кроме одного, у которого позже было обнаружено кровоизлияние в мозг. По эффекту этот метод был похож на согревание при помощи теплого одеяла. А вот половой акт по интенсивности повышения температуры в диаграммах Рашера сравним с погружением в ванну с горячей водой.

Был разработан инновационный метод «Быстрого активного согревания», который полностью противоречит общепринятому тогда методу медленного пассивного согревания. Рашер обнаружил, что его активное согревание в горячей жидкости является наиболее эффективным средством оживления замерзших людей, потому что длительная гипотермия приводит к повреждению ЦНС.

Согласно тому же отчету, смерть от переохлаждения возникала из-за сужения периферических сосудов и структурному повреждению миокарда, вызванному холодом. Однако, во время вскрытия не было никаких признаком сердечной недостаточности или повреждения миокарда.

Обширный экспериментальный и клинический опыт ясно показывает, что, в отличие от отчета из Дахау, смерть от гипотермии обычно наступает от фибрилляции желудочков и простудные заболевания не поражают сердце, а, наоборот, защищают его. Селективное охлаждение часто используют для сохранения миокарда во время операций на сердце. Электрокардиографический мониторинг и гистология тканей миокарда помогли бы определить действительный механизм смерти у жертв Дахау.

В подтверждение концепции, что смерть наступала от сердечной, а не дыхательной недостаточности, в отчете приводится факт, что дыхание продолжалось еще 20 минут после «остановки желудочков». Это расходится с многолетними наблюдениями, показывающими, что спонтанное дыхание не продолжается долго после прекращения сердечной деятельности, что, в свое очередь, может означать лишь то, что у исследователей не было достаточно технических средств или компетенции для распознавания сердечного приступа. Или факт длительного спонтанного дыхания был просто сфабрикован.

Концепцию, что местное применение холода на затылок и шею ускоряет переохлаждение была предложена Гиммлером и убедительно подтверждена температурными кривыми в отчете из Дахау. Рашер также утверждал, что смерть или кровооизлияние в мозг происходили только, когда затылок и шея были погружены в ледяную воду, подразумевая, что иммерсионная гипотермия не приводит к смерти, если держать голову над водой. На данный момент такие утверждения не нашли подтверждений, вероятно, эти данные были сфабрикованы. Есть мнение, что результаты, полученные в Дахау были «преувеличены», чтобы поддержать теорию Гиммлера. В Отчете было указано, что охлаждение осложняется отеком головного мозга и кровоизлиянием, однако, эксперименты на животных показывают, что низкая температура скорее уменьшает объем мозга. Ежегодно только в США проходят более 250 000 операций на сердце, где используется управляемая гипотермия. Однако подобных осложнений замечено не было. Возможно, кровоизлияния в мозг были следствием побоев или борьбы тех, кто пытался выбраться из емкости с ледяной водой.

Чтобы лучше понять почему всю подоплеку сомнений результатах данного эксперимента, следует, также, обратить внимание и на личность самого доктора Рашера.

Зигмунд Рашер родился в 1909 году. Медицинское образование он начал в 1930, а к нацистской партии и штурмовикам (СА) присоединился в 1933. Три года он бесплатно проработал ассистентом хирурга. На короткое время был исключен из Университета Мюнхена за предположительные симпатии к коммунистам. Однако, если такие симпатии у него и были, то очень быстро прошли. В 1939 году молодой врач осудил своего отца врача, присоединился к СС и поступил на службу в Люфтваффе. Связь и возможный брак с Нини Диль, вдовой старше его на 15 лет, которая раньше пела в кабаре, а еще была бывшей секретаршей и вероятной любовницей Рейхсфюрера, предоставили его прямой доступ к Гиммлеру. Странное партнерство сложилось между младшим офицером медицинской службы и одним из высших должностных лица Третьего Рейха. Через неделю после первого знакомства Рашер презентовал «Отчет о разработке и решении некоторых заданий, поставленных рейхсфюрером во время дискуссии от 24 апреля 1939 года». Само название этого документа указывало на будущие отношения между ними. Из-за рабского и заискивающего отношения Рашера к Гиммлеру, его «его связи были настолько сильны, что, практически, любой офицер дрожал от страха, опасаясь, что Рашер, обладающий огромной властью, начнет интриговать против них».

Проект по гипотермии был предложен фельдмаршалом ВВС Эрхардом Милчем и одобрен Гиммлером. Так как квалификация Рашера была ограничена, были наняты два эксперта, доктора Финке и Холзлоехнер. Однако, Рашер взял всю ответственность за проект на себя, а двое опытных исследователей иногда его консультировали, вероятно, не имея полномочий влиять на научные стандарты. Через два месяца Финке и Холзлоехнер решили, что работа закончена и ушли из проекта. Рашер продолжил один, проведя еще 350 экспериментов. Это он объяснил тем, что ему необходим дополнительный материал для завершения диссертации.

Рейхсфюрер Гиммлер, еще один руководитель проекта, имел абсолютную власть над концлагерями. Хотя он получил сельскохозяйственное образование, он видел себя ученым-медиком и был близко вовлечен в административные и научные аспекты исследований на людях. Все опыты в системе концетрационных лагерей требовали разрешения Гиммлера. Он обозначал цели, а иногда и экспериментальный подход. Если его предложения не использовались в ходе экспериментов, то Гиммлер начинал давить на ученых. Рейхсфюрер выразил особый интерес в проекте по гипотермии и несколько раз приезжал в Дахау, чтобы лично понаблюдать за экспериментами. Таким образом это исследование представляет собой работу двух неквалифицированных идеологов, проводимую в тюремных условиях, слишком далеких от стандартов академической среды. С помощью Гиммлера Рашер неоднократно препятствовал попыткам военной медицинской службы повлиять на исследования, поучаствовать в них или получить над ними контроль.

Сейчас я работаю над тем, чтобы, при помощи экспериментов над людьми, доказать, что тех, кто замерз в результате воздействия сухого холода, можно отогреть столь же быстро, как и тех, кто замерз от долгого нахождения в холодной воде. Однако, обергруппенфюрер СС Гравиц сильно сомневается в этой возможности, требуя, чтобы я предоставил 100 успешных случаев. Пока что я охладил 30 человек, раздетыми, они находились 9-14 часов при температуре -27 ° -29 °. По прошествии времени я помещал испытуемых в горячую ванну. Во всех случаях, не смотря на частичное отморожение рук и ног, пациенты полностью согревались максимум за час. У некоторых из них на следующий день отмечалась небольшая слабость и незначительное повышение температуры. Летальных случаев после этого быстрого согревания не было.

Пока что мне не удалось провести предложенный Вами, уважаемый Рейхсфюрер, эксперимент по согреванию в сауне, потому что в декабре и январе было слишком тепло для испытаний на открытом воздухе, а сейчас у нас в лагере эпидемия тифа, поэтому мне не разрешают приводить заключенных в сауну СС. Сам я был привит несколько раз и продолжаю проводить эксперименты в лагере, несмотря на тиф. Было бы проще, если бы я вместе с Неффом отправился в Освенцим, где смог бы быстрее решить вопрос с отогреванием на открытом воздухе, проделав большую серию экспериментов. Освенцим больше, чем Дахау подходит для таких тестов, потому что там холоднее и размер лагеря больше (испытуемые орут (!), когда замерзают).


Как следует из переписки Рашера с Гиммлером, возможность применения этого метода была несколько ограничена, потому что нельзя было установить ванны с горячей водой на небольших спасательных суднах и лодках. И, хотя Гиммлер открыто восторгался работой Рашера, для согревания немецких солдат рейхсфюрер СС предлагал пользоваться другими методами:

«Для согревания тех, кто был спасен небольшими лодками и судами, где нет возможности поместить переохлажденных людей в горячие ванны, я предлагаю использовать одеяла, в подкладку которых вшиты термопакеты или что-то похожее. Предполагаю, ты знаешь о термопакетах, которые есть у нас в СС и которыми часто пользуются русские. Там содержится вещество, которое, при добавлении воды, достигает температуры 70-80 градусов»

Кроме эксперимента с гипотермией, Рашер изучал применение экстракта растений против рака. Здесь также виден его подход к экспериментам. Профессор Блум, заместитель министра здравоохранения и уполномоченный по исследованию рака, предпочитал проводить опыты на мышах. Рашер настоял на экспериментах над людьми. Гиммлер поддержал Рашера. Центр по тестированию был открыт в Дахау.

Еще одно крупное исследование Рашера было сосредоточено на тестировании «Polygal», препарата на основе пектина, который должен был стимулировать свертываемость крови. Он считал, что профилактическое использование этого препарата уменьшит потерю крови от ран, полученных в бою или во время хирургического вмешательства. Лекарство также рекомендовалось для контроля спонтанных желудочно-кишечных и легочных кровотечений. Боевые ранения симулировали у заключенных концлагерей ампутациями без анестезии или выстрелами в шею и грудь.

Рашер также утверждал, что премедикация при помощи «Polygal» уменьшает кровотечение во время объемных хирургических процедур, делая ненужными лигатуры и гемостатические зажимы и уменьшая время операции. Он опубликовал увлекательную статью о клинических испытаниях препарата, не вдаваясь в подробности о некоторых аспектах проведения опытов над людьми. Выводом в статье служило: «Тестирование препарата «Polygal 10» показало, что он отлично работает при самых разных условиях». Он также организовал компанию по производству «Polygal» силами заключенных. Вероятно, энтузиазм Рашера был связан с введением союзниками в широкую практику пенициллина. Он хотел получить создать свою долю славы за создание немецкого эквивалента. Эксперименты над людьми проводились без предварительных лабораторных тестов. В одном из опытом в ноги заключенных вводили гной. Экспериментальная группа получила «Polygal», контрольная группа не получала никакого лечения. К доктору Курту Плотнеру, конкуренту Рашера, просочилась информация, что контрольной группе вводили большие дозы гноя, внутривенно, тогда как жертвы эксперимента получили гной подкожно и в меньших объемах. Плотнер провел расследование и «Polygal» оказался физиологическим раствором, окрашенным флюорисцентной краской.

Частые упоминания Рашера в документах высшего уровня указывают, что этот младший медицинский офицер привлек необычайное внимание немецких офицеров высокого ранга. О его работе даже докладывали Гитлеру, который был доволен отчетами. Однако, в профессиональных кругах Рашера не особо уважали и его начальство неоднократно высказывалось о его компетенции. Во время одной из встреч профессор Карл Гебхардт, генерал СС и личный врач Гиммлера, сказал Рашеру по поводу его экспериментов по гипотермии, что «его отчет был антинаучным; если бы второкурскник посмел представить ему такой трактат, то он бы его отчислил». Несмотря на сильную поддержку Гиммлера, Рашеру отказали в должностях в нескольких университетах. В книге о достижениях немецкой медицины в авиации целая глава была посвящена гипотермии, но о Рашере там не было упомянуто ни слова.

В конце концов, в 1944 году Рашер был арестован и обвинен в попытке похищения ребенка, финансовых махинациях, убийстве помощника и подделке научных данных. По приказу Гиммлера он был казнен.

В качестве вывода можно сказать, что, несмотря на неточности и явные подтасовки, графики, созданные в Дахау, все еще представляют собой наиболее полные данные, описывающие стадии гипотермии у людей. Однако в обществе до сих пор бушуют споры об этичности использования этих данные. Одни исследователи считают, что неправильно даже публиковать данные в научных журналах, ведь, хотя большая часть данных была уничтожена для сокрытия преступлений, имеющаяся у нас информация (включая отчет) подтверждает прямую связь Рашера и Гиммлера. Другие же исследователи, такие как Роберт Позос, специализирующийся на лечении гипотермии, считают, что неправильно отвергать данные, которые могут спасти человеческие жизни.

Не стоит забывать и о некорректности данного исследования. Проводилось оно неорганизованно, без разделения испытуемых на группы по возрасту и состоянию здоровья. Не указано какое именно количество испытуемых были в сознании, а какое нет, сколько из них было одето. Нет разделения на группы по температуре воды, что делает невозможным определить точный эффект различных температур. Также не указаны конечные результаты: время проведенное в воде, клиническое состояние, причина смерти, если таковая была. Было применено по крайней мере семь способов согревания, но нет никаких описаний физических характеристик источника тепла и начальной температуры тела испытуемых, или времени, которое прошло между окончанием воздействия холода и началом согревания. Только в двух экспериментах была точно указана температура ванны с горячей водой, в которую погружали заключенных. Один из ассистентов позже показал во время суда, что некоторых испытуемых для согревания просто кидали в кипящую воду.

Послевоенные показания также указывают на то, что, в попытке спасти жизни, некоторые ассистенты меняли показатели крови и температуру. Неизвестно насколько сильно подобные вмешательства повлияли на конечные выводы исследователей.

Артериальное давление не измерялось. Кардиологический мониторинг ограничивался ЭКГ и сердечными тонами, однако, эти исследования трудно провести у дрожащих от холода жертв во время исследования или после окончания воздействия холодной воды. Таким образом опасные или даже фатальные аритмии не были обнаружены.

Большая высота

Еще один проект Люфтваффе в Дахау был направлен на изучения влияния на человеческое тело больших высот и низкого давления. В то время экспериментальные немецкие самолеты летали выше, чем когда-либо, и необычные условия на этих высотах нужно было изучить, чтобы помочь немецким пилотам. Эксперимент проводился Зигмундом Рашером, врачами из немецкого института экспериментальной авиации Зигфридом Раггом и Хансом Ромбергом.

Чтобы изучить влияние низкого давления Рашер подвешивал заключенных на парашютных стропах и закрывал их в барокамере, имитируя условия высоты в 68 000 футов. Некоторые из 200 испытуемых были без сознания (имитируя потерявшего сознания пилота), другие бодрствовали. Когда из камеры выкачивался воздух, жертвы начинали царапать свои лица, жевать губы и языки.

Позже Рашер изучал их отекшие мозги; некоторые были все еще живы во время вивисекции. Никто из испытуемых не выжил. Восемьдесят умерло во время экспериментов. Остальные были казнены.

Морская вода

Еще один врач из Дахау Ганс Эппингер, по поручению ВМФ Германии изучал эффект употребления морской воды в длительном периоде. Он изолировал 90 цыган в специальной зоне и лишил их свежей воды. Заключенным давали как обычную морскую воду, так и ту, чей вкус был замаскирован.

Уже через несколько дней употребления морской воды заключенные начали лизать свежевымытые полы, чтобы получить хоть какую-то влагу. Смерть от дегидратации, как обнаружил доктор Эппингер, напоминала острую почечную недостаточность.

Сульфаниламиды или «Кролики Равенсбрюка»

Нацистские исследователи также тестировали новые лекарства, такие как сульфаниламиды, на невольных испытуемых.

В 30-40х годах эти препараты были относительно новым видом антибиотика с неприятными побочными эффектами. Доктора в Равенсбрюке, женском концентрационном лагере, и в концлагере Заксенгаузен тестировали антибиотики травмируя конечности заключенных и втирая в раны щепки, битое стекло, а также внося туда инфекционные агенты.

Чтобы симулировать гангрену, кровеносные сосуды перевязывались или перерезались, и возможность ран заживать резко снижалась. После того, как эксперимент на заключенном заканчивался, проводилась аутопсия, чтобы понять насколько эффективными были лекарства. И не имело значения, что американские и британские ученые уже провели исследования и большая часть тестов в Равенсбруке были неуклюжей попыткой скопировать то, что уже знали зарубежные доктора.

Эксперименты проводил профессор Карл Гебхардт, заведующий отделением ортопедической хирургии в берлинском университете и ведущий немецкий хирург-ортопед во время Второй Мировой войны. Его ассистентами были доктора Фриц Фишер, Герта Оберхаузер, Рольф Розенталь и Герхард Шидлауски. Профессор Гебхард придерживался мнения, что раны стоит лечить хирургически, поэтому целью экспериментов было выяснить будут ли раненых немецких солдат в полевых госпиталях лечить сульфаниламидами или прибегать к хирургическому лечению, иными словами, чаще всего просто ампутировать конечность.

Доктор Фишер:

Мы делали разрез от пяти до восьми сантиметров в длину и от одного до полутора сантиметров в глубину на внешней стороне голени в зоне длинной малоберцовой мышцы. Бактериальные культуры помещались в декстрозу, полученную смесь помещали в рану. Затем рану закрывали…никаких серьезных заболеваний не возникало.

Так не удавалось достигнуть заболеваемости, было решено сменить штаммы бактерий и подход к экспериментам. Были добавлены обрывки ткани, древесные щепки, грязь, осколки стекла, всё, чтобы имитировать состоянии раны на поле боя и ускорить процесс инфицирования. Применялась смесь стафилококка, стрептококка, клостридия перфрингес (возбудитель газовой гангрены) и клостридия нови. Некоторым давали сульфаниламиды, другим нет. У жертв возникала острая боль и лихорадка. Однако, особой разницы между теми кого лечили сульфаниламидами и нет, не было.

Подобные экспериментальные операции часто совершались не по одному разу. К примеру, Барбару Питрзик оперировали пять раз в 1942 году, что вызвало паралич нижних конечностей. В свои 16 лет она была самой младшей из «кроликов», как они сами себя называли. Хотя она выжила после экспериментов, Барбара умерла из-за осложнений в 1947 году.

Старший офицер медицинской службы СС профессор Эрнст-Роберт Гравиц посещал этот лагерь, чтобы понаблюдать за экспериментами. Он пришел к выводу, что они не воспроизводят условия поля боя, потому что ни один из заключенных не умер. Так как целью экспериментов было определение эффективности сульфаниламидов против огнестрельных ранений, Гравиц считал, что необходимо наносить реальные огнестрельные ранения. Гебхард и Фишер решили, что стоит, все-таки, имитировать условия поля боя, а не стрелять в женщин.

Результатами пулевых ранений обычно являлись разрывы тканей, чего не было в изначальных экспериментах. В итоге нарушалось нормальное кровообращение через поврежденную мышцу. Мышца питается кровью с обоих концов. Когда эта циркуляция крови нарушена, пораженный участок становится благодатной почвой для роста бактерий; нормальная реакция тканей на бактерию невозможна без кровообращения.

Профессор Гебхард предпринял новую серию экспериментов над 24 полячками-заключенными. В этих экспериментах кровообращение мышц нарушалась благодаря накладыванию швов на мышцы с обоих концов. Зону некроза затем инокулировали новыми штаммами бактерий. Эта серия экспериментов принесла серьезное инфицирование и пять смертей. Удовлетворенные результатами, врачи СС применяли разные виды лечения: кто-то получал местно порошок с сульфаниламидами и таблетки, другие, в дополнение к этому, получали еще и инъекции, а кого-то вообще не лечили.

В еще одной серии экспериментов в мышцы вводили гной. Некоторым из них потом делали инъекции сульфаниламидами. Абсцессы образовались у всех пациенток. Для кого-то это стало причиной сепсиса. Все абсцессы необходимо было дренировать.

На самом деле профессор Гебхардт отлично знал чем могут закончиться такие эксперименты, потому что был в курсе исследований сульфаниламидов в США и Великобритании. Но он хотел доказать необходимость его собственного подхода к лечению ран — хирургического, — и то, что сульфаниламиды не меняют течение заболевания или уровень смертности.

Во время допроса Гебхард признал, что результаты были понятны еще до начала экспериментов, но он все равно продолжал их делать, несмотря на то, что они часто вызывали инвалидизацию или смерть людей.

Само собой разумеется, что моральные аспекты этих экспериментов игнорировались. Испытуемые считались людьми биологически, но социально и этически этого статуса они были лишены. И, определенно, было бы намного эффективнее, если бы подобные эксперименты проводились на раненых и инфицированных немецких солдатах.

Результаты были представлены на Третьей Медицинской Конференции Врачей-Консультантов Немецких Вооруженных Сил в мае 1943 года, которую посетило множество знаменитых военных и гражданских врачей. Профессор Гебхардт сделал откровенный доклад, объяснив что испытуемые были не добровольцами, а заключенными концлагерей. Это не вызвало никакой критики.

Кроме 13 смертей, произошедших в результате газовой гангрены, шесть заключенных были казнены, чтобы они не могли свидетельствовать против экспериментаторов на суде. Выжившие стали инвалидами, физически и психически. Четыре выживших польских женщины, Мария Броэль-Платер, Ядвига Дзидо, Владислава Каролевска и Мария Кушмирчик давали показания во время судебного процесса и демонстрировали шрамы на своих ногах. Эти шрамы стали всемирным символом нацистских экспериментов над заключенными концлагерей.

Еще одна свидетельница, доктор Зофия Мачка работала в лагерной больнице во время экспериментов, она дала детальную информацию про опыту и смерти. По ее мнению, немедленная ампутация спасла бы жизни этим женщинам. Доктора Гебхарда спросили почему он не провел ампутации в угрожающих жизни обстоятельствам:

Не то чтобы мы с Фишером не думали об ампутации, и, определенно, неправда, что ампутация может спасти жизнь пациента во всех случаях гангрены. Если я правильно помню истории болезней, у большинства тяжелых пациентов были массивные абсцессы на бедре. Вероятно, были затронуты и лимфатические узлы. Инфекция на голени и абсцесс на бедре — что я мог ампутировать? Ампутацию можно провести если инфекция ограничена голенью. Я убежден, что мы ничего не упустили и не проглядели. Говоря по-человечески, мы сделали все, что посчитали необходимым

В итоге врачам СС пришлось просто иссечь инфицированные ткани, когда лечение сульфаниламидами было признано неэффективным, опять же, это касалось контрольной группы. Течение инфекционного процесса было практически идентичный, независимо от того, лечили жертв сульфаниламидами ли нет. Постоперционное лечение было абсолютно неадекватным, многим женщинам не давали никаких обезболивающих, перевязки делали изредка, если вообще делали.

Трансплантация

Война продолжалась и нацистский режим внезапно обнаружил, что его солдаты подвержены огромному количеству опасных ранений, которые моно получить на поле боя. К примеру, бактериальные инфекции, из-за которых можно лишиться конечности или жизни (газовая гангрена), тяжелые дефекты костей и мягких тканей, поражения периферических нервов и травматические ампутации.

В Первую Мировую войну газовая гангрена проявлялась у почти 12% раненых солдат, 22% из них умерло (если перевести в цифры, то Вермахт потерял порядка 100 000 человек). То, что это будет проблемой и в эту войну, стало ясно уже в 1941 году, учитывая высокие потери из-за газовой гангрены на восточном фронте. Поэтому, наряду с изучением эффективности антибактериальной терапии, врачи СС проводили эксперименты по изучению регенерации костей, мышц и нервов. В итоге, они должны были выяснить возможность трансплантации конечностей от одного человека другому. Эти эксперименты рассматривались, как задел на будущее при лечении солдат с ампутированными конечностями, псевдоартрозами и повреждениями тканей. Доктор Людвиг Стумпфеггер, адъюнкт профессора Гебхардта, принял активное участие в этой части экспериментов. Его ассистентами стали доктора Фриц Фишер и Герта Оберхейсер.

Доктор Лео Александр, медицинский эксперт на Нюрнбергском процессе, пояснил, что костные трансплантаты кортикальной части большеберцовой кости (с или без надкостницы) были ампутированы, а потом имплантированы в большеберцовые кости других жертв эксперимента, или же на контрлатеральную часть кости того же пациента. У других пациентов к большеберцовой кости был трансплантирован участок малоберцовой кости.

Также была проведено большое количество экспериментов с мышцами, включая несколько операций, проведенном на одном и том же человеке. Это включало повторные миомэктомии (удаление части скелетной мускулатуры) в одних и тех же анатомических локациях, в результате чего ноги становились худее и слабее в ходе эксперимента. Во время операций на нервах удалялись части нервов нижних конечностей, чтобы посмотреть регенерируют ли они.

Чаще всего эти эксперименты проводились на относительно здоровых полячках, как и в экспериментах с газовой гангреной. На самом деле, некоторые из этих женщин пережили опыты с сульфаниламидами. Владислава Каролевска была испытуемой в обоих экспериментах. Над ней провели шесть операций.

Были и опыты по пересадки целой конечности от одного человека другому. Точных данных у нас нет, но, вероятно, было проведено не меньше десяти таких процедур. Фишер по этому поводу сказал:

Тем вечером мне приказали прибыть в Равенсбрюк и провести ампутацию. Я попросил докторов Гебхарда и Шульце точно описать технику, которой, по их желанию, мне стоит придерживаться. На следующее утро я приехал в Равенсбрюк, после того как получил указания по телефону. Я просто одел пальто, приехал в Равенсбрюк и удалил кость.

В Хоэнлихен я вернулся как можно быстрее с костью, которую нужно было пересадить. Таким образом сокращался период между удалением и трансплантацией. В Хоэнлихене я отдал кость профессору Гебхардту и он, вместе с доктором Стампфеггером, пересадил ее.


Эксперименты по пересадке кости также оказались бессмысленными. К тому моменту, как их начали проводить в Равенсбруке было накоплено достаточное количество гистологических данных, как и хирургического и клинического опыта, о котором был прекрасно осведомлен профессор Гебхардт. Таким образом жертвы экспериментов подвергались пыткам без какой-либо научной цели.

Чешский доктор Зденка Недведова-Неджедла, работавшая в лагерной больнице, подтвердила эти злодеяния:

«Выполнялись ампутации на высоком уровне; например, руки вместе с лопатками или ноги с подвздошной костью. Чаще всего эти операции проводились на сумасшедших женщинах, которых немедленно убивали инъекцией эвипана. Все образцы, полученные в результате операций, тщательно заворачивались в стерильную марлю и немедленно транспортировались в госпиталь СС, где пытались использовать их, чтобы лечить раненые конечности немецких солдат. После операций никто, кроме медсестер СС, не был допущен к пациенту, целую ночь они лежали без какой-либо помощи и было запрещено давать им успокоительные средства даже на против самых сильных послеоперационных болей. Из прооперированных людей, 11 умерло или было убито».

Другие медицинские препараты и хирургические процедуры были опробованы во множестве лагерей. В Заксенхаузене на заключенных брызгали горчичным газом (который, на самом деле, является маслянистой жидкостью) и для лечения химических ожогов применялись различные антинаучные средства.

Доктора в Освенциме и Бухенвальде тестировали новые вакцины против тифа и малярии, после чего, предсказуемо, умерло сотни людей, зараженных малярией. Десятки заключенных в Бухенвальде были тайно отравлены, а затем немедленно убиты и подвергнуты аутопсии.

Ближе к концу экспериментов в заключенных стреляли отравленными пулями, чтобы проверить их летальность. Между 1943 и 1944 годами заключенных в Бухенвальде подвергали воздействию фосфора из зажигательных бомб, чтобы протестировать методы лечения ожогов и технику пересадки кожи. Доктора в Равенсбруке безуспешно пытались пересадить кости, нервы и мышечные ткани безо всякой анестезии.

Почти ничего полезного не удалось получить из этих экспериментов, а то немногое, что удалось получить, либо было уже давно известно, либо исследования проводились так небрежно, что нельзя было сделать никаких четких выводов. Испытуемые были замучены до смерти ни за что.

Еще одним экспериментом, проводимым доктором Рашером в Дахау, была разработка антикоагулянта, который должен был вводиться всем солдатам до их отправки на фронт, чтобы минимизировать потери от кровотечений. Испытуемым вводили антикоагулянты, а затем ампутировали конечности и наблюдали за тем, с какой скоростью вытекает кровь. Чтобы усилить эффект, заключенным наносили травмы селезенки.

Исследования туберкулеза

Нацисты проводили эксперименты, которые должны были определить наличие естественного иммунитета к туберкулезу, с целью в дальнейшем создать вакцину против заболевания. Доктор Хейссмейер стремился опровергнуть распространенное мнение, что туберкулез был инфекционным заболеванием. Он утверждал, что только «истощенный» организм был подвержен такой болезни, в особенности расово «неполноценный организм евреев». Хейссмейер вводил туберкулезные палочки в легкие испытуемых, чтобы иммунизировать их против туберкулеза. Он также удалил лимфоузлы на руках двадцати еврейских детей. Около двухсот взрослых умерло, а двадцать детей были повешены на плотине Булленхаузер при попытках Хейссмейера скрыть эксперименты от надвигающейся армии союзника.

Доктор Отто Прокоп, главный немецкий судмедэксперт, подвергал критике методы и компетенцию Хейссмейера:

«Одной их характерных черт, описывающих эксперимент Хейссмейера, является полное отсутствие интереса к нему, добавьте к этому полное невежество в области иммунологии и, в частности, в бактериологии. Ни тогда, ни сейчас он не обладает необходимыми знаниями, требуемыми для специалиста по туберкулезу…У него не было ни одного современного учебника по бактериологии…По его же собственному признанию, Хессмейер не заботился о том, чтобы излечить заключенных, помещенных под его попечение. Он также не верил, что его эксперименты приведут к каким-то терапевтических результатам, он действительно рассчитывал, что они будут иметь пагубные или даже фатальные последствия для заключенных».

Эксперименты с ядами

Исследовательская команда в Бухенвальде, проводя эксперименты на советских военнопленных, разработала метод казни путем внутривенной инъекции фенол-бензина и цианида. Исследования проводились с целью увидеть насколько быстро умрет испытуемый.

Также проводились эксперименты на людях по определению токсичности фосгена. Этим занимался доктор Бикенбах по прямому приказу Гиммлера, который опасался химической атаки на немецкие войска в Северной Африке. Испытания проводились на 52 французских военнопленных в форте Ней возле Страссбурга. Четверо из них умерло сразу, у остальных развился токсический отек легких, приведший к смерти.

Малярия

С февраля 1942 по апрель 1945 в Дахау проводились эксперименты, связанные с исследованием иммунизации против малярии и лечения этого заболевания. Заключенные лагеря заражались при помощи москитов или после инъекции содержимого слизистых желез москитов. После заражения, испытуемые подвергались лечению различными препаратами. Около 1000 заключенных прошли через эти эксперименты. Многие их них умерли, другие стали инвалидами.

Сыпной тиф

В Бухенвальде заключенных заражали сыпным тифом, чтобы протестировать эффективность вакцин. 75% испытуемых были привиты и, спустя три или четыре недели, подвержены воздействию инфекции. Оставшиеся 25% были заражены без вакцинации, что привело к почти 90% смертности.

Эксперименты проводил доктор Гельмунт Веттер. Он был врачем в Освенциме и сотрудником лаборатории Bayer в Хохст-Леверкузен. С 1942 по 1944 он проводил опыты в блоке 20. А если быть точнее, Веттер исследовал препарат 3582, Рутенол и Перистон в отношении тифа, паратифов, брюшного тифа, туберкулеза легких, диареи, скарлатины и рожистого воспаления.

Доктор Веттер выбирал пациентов с названными заболеваниями в разных стадиях. Пациентам давали разные дозы лекарств, чтобы изучить токсичность препаратов. Все истории болезней тщательно сохраняли, что позволило в дальнейшем использовать их в качестве доказательств. Пациентов называли Versuchsreihe (экспериментальная группа). Также, испытуемым запрещали давать любые лекарства кроме назначенных. В своих экспериментах Веттер использовал от 150 до 250 пациентов в своих экспериментах. Высокий процент пациентов умер. Целью фармакологических экспериментов были не только надежды помочь пациентов, но и понаблюдать за реакцией пациентов на лекарство, даже если заведомо известно, что оно принесет им вред.

Экспериментальный препарат 3582 был использован на 50 заключенных с тифом. «Лечение» начинали при первых обнаруженных симптомах тифа. Пациентов лечили 5 дней, им давали по 2 таблетки 3 раза в день. Когда у пациентов начали возникать побочные эффекты, эту же дозу растворяли в полулитре воды. Это вызвало приступы рвоты, что значительно ослабило пациентов. Далее пациентам давали препарат в клизме. Это вызвало болезненную диарею до 15 раз в день. Состояние пациентов, которым давали эти 2 таблетки 3 раза в день с большим количеством воды, было лучше. Препарат вызывал горечь и жжение во рту и в глотке. Дневная доза составляла 15 грамм. Вот статистика реакций на лекарство:

— 2 случая отека губ;

— рвота у 79% процентов пациентов;

— у 33% пациентов была спорадическая диарея;

— 15 пациентов умерло из-за аллергических реакций на препарат;

— 6 умерло из-за сердечной недостаточности;

— 6 умерло из-за токсического эффекта;

— 2 умерло из-за осложнений на головной мозг (миелит и энцефалит);

— 1 умер в результате лихорадки;

— у 35-ти выживших пациентов снизилась температура, но остальные симптомы тифа остались;

— 3 пациента умерли из-за резкого снижения температуры;

В легких случаях сыпного тифа пятна исчезали на 4-5 день после падения температуры. Во время приема препаратов наблюдалось снижение интенсивности головных болей, болей в суставах и мышцах. Однако, оставалась сухость во рту. Медицина вызывала слабость сердечной мышцы и на 6 день падало артериальное давление и пульс. Селезенка и печень увеличивались в размерах. Также, препарат снижал зрение и слух. В качестве вывода стоит отметить, что, хотя препарат снижал температуру, тиф он не лечил.

Еще одним экспериментальным препаратом был Перистон. Перистон вводился внутривенно пациентам с тифом. Он был единственным препаратом, который хоть как-то лечил тиф. Перистон подогревали до 40 градусов Цельсия, а затем давали пациентам в дозе 2 кубических сантиметра в день. Перистон протестировали на пяти пациентах и никаких негативных эффектов на организм бы не вызвало. Лекарство вызвало общее улучшение состояния пациента. Однако, Перистон не оказывал влияние на течение заболевания. Перистон помогал избавиться от сухости во рту, головных болей, противодействовал воспалению органов и повышал артериальное давление. В конце концов, Перистон помогал нормализовать вес пациента, сниженный из-за тела. В целом, препарат не лечил тиф, но улучшал общее состояние пациента.

Кроме того, доктор Веттер экспериментировал с самим тифом. Пациентам делали инъекции крови, зараженной тифом, чтобы выяснить возможность вакцинации немецких солдат. Были использованы три типа заключенных:

— Уголовные преступники: их смерти не считались большой потерей;

— Добровольцы: если они выживали, то получали возможность жить в лазарете три месяца (лучше кровати и еда);

— Политические заключенные: использовали против их воли, в них видели всего лишь «подопытные кролики»;

Кровь брали у испытуемых, больных тифом, и вводили ее здоровым пациентам. Предполагалось изучить инкубационный период тифа, течение заболевания и эффект разных препаратов.

19 человек из Блока 46 инфицировали тифом. Пациентов инфицировали на 5 день после проявлений тифа у доноров крови. Сыпь появлялась на третий день, кардиоваскулярный коллапс (гипотония, глухие тоны и шумы в сердце) диагностировали в 11 случаях из 14. Селезенка увеличивалась у всех пациентов. 10 человек умерло, 4 вылечились. Частым случаем смерти был кардиоваскулярный коллапс. Умирали пациенты обычно на 8-9 день и уровень смертности был выше, чем в случаях спонтанного тифа. Никаких полезных данных из этих экспериментов получить не удалось. 0Аналогичные эксперименты проводились с желтой лихорадкой, паратифами, оспой в лагере Нацвейлер-Штрутгоф.
Доказательства исключительности арийской нации и борьба за ее чистоту

Стерилизация

С самого начала нацистской эры стерилизация открыто рассматривалась, как метод снижения популяции расово и социально «неугодных». Закон, запрещающий иметь потомство с наследственными заболеваниями, вышел 14 июня 1933 года, что привело к насильственной стерилизации более чем 200 000 немцев. А ученые принялись искать наиболее эффективные способы для этого.

Под прикрытием войны и в секретной обстановке концентрационных лагерей все это вылилось в мрачные эксперименты, в результате которых сотни из тысяч заключенных были стерилизованы, и десятки тысяч убиты.

Женщинам в Равенсбрюке делали инъекции загадочных веществ, которые, как сейчас считается, были нитратами серебра или йодом, что вызывало массивное вагинальное кровотечение и рак шейки матки. Хирургические методы тоже применялись, опять же, без анестезии. Начиная от гистерэктомий и вазектомий и заканчивая кастрациями и удалением яичников. Эти методы стерилизации занимали много времени и пациенты иногда вырывались, поэтому исследователи решили применить метод «получше».

Радиация была решением, если нужна была быстрая, эффективная стерилизация. Часто заключенным говорили, что им нужно протий тест или заполнить пару бланков. Их усаживали за стол, и тайно подвергали воздействию радиации, пока они писали или ставили галочки в фиктивном бланке. Большинство пациентов стали стерильные, у многих развились тяжелые ожоги от рентгеновских лучей и неизвестное, но, вероятно, большое количество людей, в итоге, получили рак от воздействия радиации.

Изучением воздействия радиации занимался в Освенциме врач Люфтваффе Хорст Шуманн. 2-3 раза в неделю группы их 30 заключенных (мужчин и действий) подвергались облучению яичек и яичников. После чего заключенных, несмотря на полученные ожоги, отправляли обратно работать. Впрочем, результаты этого эксперимента не были такими же эффективными, как химическая стерилизация.

Исследования близнецов

Близнецы были особой темой работы Йозефа Менгеле в Освенциме. В настоящей медицине изучение однояйцевых близнецов может быть очень полезным. Так как оба близнеца имеют идентичные гены, изучение различий между ними помогает изолировать генетическое влияние на болезнь и воздействие окружающей среды. Полностью этичные исследования близнецов (очевидно, не те, которые проводил Менгеле) идентифицировали гены рака, склонности к пагубным привычкам и гомосексуальные наклонности.

Вместо этого Менгеле впрыскивал детям в глаза чернила, пытаясь изменить их цвет, и сшивал детей вместе, чтобы получить сиамских близнецов. Загадочные вещества и инфекционные агенты вводились одному из близнецов, а потом второй близнец убивался спустя пару часов после смерти инфицированного близнеца, чтобы можно было провести вскрытие им двоим сразу. Только за один год в Освенциме Менгеле провел эксперименты над 3000 детей. Когда лагерь был освобожден в живых оставалось только 200.

Сюзан Вигорито, одна из оставшихся в живых, вспоминает, что, по прибытию в Освенцим, она со своей сестрой близняшкой Ханной, целый год прожила в деревянной клетке шириной полтора ярда в частной лаборатории Менгеле. Менгеле неоднократно без анестезии наносил повреждения костям на ее ногах. Ее сестра умерла от постоянных инъекций в позвоночник.

Исследования женской репродуктивной системы

Этим занимался немецкий анатом и гистолог Герман Штив. Он был крайне заинтересован в том, какое влияние стресс и другие факторы окружающей среды оказывают на состояние репродуктивной системы. Но, если до прихода к власти нацистов, его исследования были достаточно безобидными и он ограничивался экспериментами с тритонами, которые помещались в стрессовую обстановку, и курицами,рядом с которыми ставили клетку с лисой, то впоследствии его опыты приняли несколько другую окраску.

Он тесно сотрудничал с тюрьмой Плётцензее, откуда получал не только тела казненных женщин, но и все данные на них, включая менструальный цикл, влияние на них окружающей среды и новости о скорой смертной казни. Согласно списку, который вел сам Штив, он получил 182 тела (174 женщины и 8 мужчин), возрастом от 18 до 68 лет. Двое женщин в момент убийства были беременны. На основании получаемых данных, он определял влияние предстоящей казни на овуляцию. Штив обнаружил, что у женщин, живущих с мыслью о надвигающемся смертном приговоре, овуляция проходила иррегулярно и иногда у них было то, что он называл «шоковым кровотечением». У одной из испытуемых, женщины 22 лет, согласно его записей «не было менструации 157 дней из-за нервного возбуждения».

Штив сделал два вывода, которые продолжают цитировать до сих пор: календарный метод не может быть применен для контрацепции (его правильный вывод, однако, основывается на неверном толковании физиологии процесса), и он обнаружил, что хронический стресс (которым, в том случае, являлось ожидание смерти) влияет на женскую репродуктивную систему.

Использования его исследований привело к появлению ложного мнения, которое сохранилось до сих пор, что женщина, подвергшаяся изнасилованию, не может забеременеть. Именно этот аргумент используется американскими сенаторами, стремящимися запретить доступ к абортам жертвам изнасилований. Это же говорят и врачи, выступающие против абортов (такие, как Фред Мекленбург), упоминая эксперимент Штива, в ходе которого женщин, у которых должна была произойти овуляция, отправляли в газовую камеру, а потом возвращали обратно и смотрели как это псевдоубийство повлияло на репродуктивную систему. Огромное количество этих женщин не овулировало.

Однако, в тюрьме Плётцензее не было газовой камеры. И пролонгированная психологическая травма от ожидания казни совершенно не похожа на шок от изнасилования.

Долгосрочное влияние исследований

Так было ли что-то полезное во всем этом ужасе?

Не особо. Это может показаться самой жестокой иронией нацистского режима, но ученые, которые, скорее всего, проводят эксперименты над невольными испытуемыми, часто оказываются самыми небрежными. Многие из них присоединились к СС потому что не могли больше нигде найти респектабельную работу. Как результат, эксперименты разрабатывались наспех и почти не контролировались; на полученные данные редко не оказывали влияние; сумасшедшие идеи проверялись, а о начале более практических исследований приходилось выпрашивать, а многие лабораторные записки врачей оказались полной бессмыслицей.

Мало что удалось получить из этих экспериментов, однако, по понятным причинам, современные ученые не могут проверить эти данные собственными тестами.

Эксперименты с травмами

Исследования гипотермии и нахождения при низком давлении, возможно, были самими продуктивными изысканиями, проведенные в сумрачные времена эры нацистов. Эксперименты Рашера с замораживанием имеют, в целом, надежные данные, которые невозможно повторить сегодня. Ни один современные испытуемый не захотел бы, чтобы его барабанные перепонки лопнули бы от низкого давления, поэтому результаты тестов, проведенных в Дахау также до сих пор являются золотым стандартом для прогнозирования результатов воздействия большой высоты.

Испытания лекарств и хирургические эксперименты

Большинство нацистских исследований лекарственных препаратов были плохо разработаны и бесполезны (не говоря уже о том, что они давали собственным солдатам наркотики вроде первитина). Даже некоторые полезные исследования, например, тесты с антибиотиками, в основном повторяют работы ученых из других стран, которые не отступали для этого от врачебной этики. Проблема усугубляется тем фактом, что большинство испытуемых не являлись репрезентативными для необходимых целей. Голодные, изможденные работой, находящиеся в постоянном стрессе люди являются плохими испытуемыми для лекарств, которые предназначаются для сытых солдат или членов общества.

Насколько известно, ни одна процедура по пересадке органов не оказалась успешной. Методы пересадки сердца, печени и почек были разработаны с информированного согласия пациентов и со строгим соблюдением этических норм.

Евгеника

Фашистские представления о превосходстве арийцев или вырождении славян были сфальсифицированы, как только идеи об этом появились. Не имея даже внятной предпосылки, ни одна из работ по расовой теории не привела ни к каким результатам. Исследования по стерилизации достигли кое-каких результатов, но они были известны уже несколько тысячелетий. Все знали, что кастрация применялась еще в Древнем Египте, и что радиация была необычайно опасна для такой обыденной процедуры, как стерилизация.

Добавьте к этому тот факт, что современное общество считает необратимую стерилизацию частным медицинским решением, и проводится она может только по запросу пациента, в то время как в нацистской решении это считали решением при алкоголизме, безработице и врожденных заболеваниях. Учитывая насколько разительно отличается отношение к этой процедуре сегодня, трудно представить что техника по массовой стерилизации может сейчас понадобиться.

Медицинские исследования в лагерях были, как и многое другое в нацистской империи, хаотичными и неорганизованными. Большая часть из них не привели ни к чему, потому что базировались на ложных идеях о расе, а другие были просто неотличимы от бессмысленных пыток.

Те несколько экспериментов, которые все-таки принесли результаты, остаются проблематичными до сегодняшнего дня. Некоторые работы, которые использовали данные из Дахау, не были опубликованы, просто потому что нет никакого гуманного способа повторить этот эксперимент.

Общество будет бороться с последствиями «полезных» экспериментов, которые нацисты проводили на своих жертвах, еще несколько поколений. В конечном счете, если предположить, что мы можем просто одобрить эти эксперименты и принять полученные данные, то окажется, что нацистские доктора, с медицинской и научной точки зрения, просто впустую теряли свое время.

Сразу же после войны Энрю Айви, врач-ученый и представитель Американской Медицинской Ассоциации во время Нюрбергского трибунала, заявил, что эксперименты нацистов на людях не имею никакой медицинской ценности. Лео Александер, психиатр и консультант американского главы совета по военным преступлениям, вначале сообщил, что данные, полученные в Дахау, достоверны, однако потом изменил свою позицию и пришел к выводу, что исследования не заслуживают доверия. Недавно несколько исследователей подтвердили данные из Дахау, прямо или косвенно ссылаясь на данные исследования. Согласно этим источникам, в Дахау были получены данные, которые невозможно получить на данный момент. Эти данные представляют собой важные сведения о летальных температурах, специфических реакциях организма к переохлаждению и методах согревания. Однако, все еще есть сомнения в ценности эксперимента не только с этической, но и научной точки зрения.

Использованные материалы: allthatsinteresting, jewishvirtuallibrary, thenazianatomist, ns-archiv, nejm
За это сообщение автора Bikini поблагодарили (всего 3):
WarisdeathSanekКотуУ
Рейтинг: 25%
Есть много желающих убивать за деньги, но нет ни одного желающего умирать за деньги...


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Warisdeath
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 21293
Зарегистрирован: 22 мар 2017
Поблагодарили: 70918 раз
Карма: +13/-0
За это сообщение автора Warisdeath поблагодарили (всего 2):
BikiniSanek
Рейтинг: 16.67%
Я знаю про всі негаразди своєї країни, але не вважаю можливим під час війни ганьбити її ні в публічних постах, ні в публічних місцях. Я - не помічник ворогу.


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост


Аватара пользователя

Warisdeath
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 21293
Зарегистрирован: 22 мар 2017
Поблагодарили: 70918 раз
Карма: +13/-0

Какой же вклад нацисты внесли в медицину?

Где Warisdeath » 10 янв 2023, 02:52

Я в шоці.
Звісно, що я це не вперше чую. Просто щоб от так одразу в одному трактаті читати про всі ці злочини одномоментно, мені ніколи не доводилося. Завжди було в роздріб. То в літературі, то в статтях, то в ще десь, але щоб одразу все в одному місці таке перший раз.

Але мій шок, ще і від того, що з цих злочинів хтось намагається винести щось корисне. По-перше що саме? З яких описаних тут "дослідів" отриман той самий необхідний результат, який можна розглядати як внесок у медицину? Жодного.

Краще б ставилося питання на розгляд як люди доходять до таких анти людських, жахливих по своїй суті вчинків? Як і на якому етапі свого розвитку так званий homo sapiens перетворюється у вбивчий організм?
Ось який внесок у медицину вони принесли своїми злодіянням. Ось що треба розглядати психологам, психіатрам, психоаналітикам і іншим психо..... Як заподіяти таким діям? Не на рівні юридичному, суспільному або ще якомусь, це само собою, а на рівні медичному.
За это сообщение автора Warisdeath поблагодарили (всего 2):
Bikiniиван777444333
Рейтинг: 16.67%
Я знаю про всі негаразди своєї країни, але не вважаю можливим під час війни ганьбити її ні в публічних постах, ні в публічних місцях. Я - не помічник ворогу.


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

partizan
Солдат
Солдат
Сообщения: 20
Зарегистрирован: 27 ноя 2019
Поблагодарили: 80 раз
Карма: +0/-0

Какой же вклад нацисты внесли в медицину?

Где partizan » 11 янв 2023, 16:46

Поддержу . Нацистские медицинские эксперименты повторяли методы ветеринарии ( вивисекция домашних животных ) что не может считаться медициной . Человек не просто социальное животное а животное у которого социальное превалирует над биологическим . Любые такие эксперименты дадут не полный вывод а максимум половину , поскольку используется меньше половины вводных .
Люди подходят к таким методам двумя путями :
Расчеловечиванием , это когда враг объявляется неполноценным человеком и с ним можно поступать как с животным . Типичный пример рашизм с теорией "хохлы и бульбаши это порченные поляками русские " или расизм с его установкой на генетическую предрасположенность поведения людей .
Метафизикой , это когда в науке отрицается междисциплинарное взаимодействие . Например утверждается , что психология лженаука а все функции человека определяет физиология .
Хомо сапиенс убивал всегда , на начальном этапе становления ( до ста тысяч лет назад ) каннибализм был даже двигателем биологического и когнитивного прогресса . Сегодня персональное насилие в принципе не выгодно для социума а в ряде случаев черезвычайно обременительно . Например только дурак думает , что бытовое убийство избавит его от неприятностей , часто после этого реальные проблемы только начинаются .
За это сообщение автора partizan поблагодарили (всего 2):
BikiniWarisdeath
Рейтинг: 16.67%
Украшу любой черный список .


Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Ответить

Вернуться в «Вторая мировая»