Тогда в средиземном

События Нового времени в остальном мире
Ответить
Аватара пользователя

Автор темы
Wseb2net
Полковник
Полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 5833
Зарегистрирован: 03 дек 2016
Откуда: С Восточного фронта
Поблагодарили: 18597 раз
Карма: +4/-0

Тогда в средиземном

Где Wseb2net » 22 дек 2016, 00:03

Тогда в средиземном

Игорь Боечин, историк (c)

Было 23.40, когда впередсмотря­щий матрос Флит заметил прямо по курсу огромный айсберг. Вахтенный штурман Мердох действовал реши­тельно — скомандовал рулевому резко отвернуть влево и дал маши­нам «полный назад». Но было позд­но — едва начав поворот, британ­ский лайнер «Титаник» коснулся плавающей ледяной горы, которая распорола его борт на протяжении 90 м (при длине корпуса 260 м). Так в полночь 13 апреля 1912 года началась трагедия «Титаника», в ко­торой погибли полторы тысячи пас­сажиров и моряков.

А ведь катастрофы можно было избежать! Если бы... если бы Мердох не сбавил скорость — на большом ходу судно лучше слушается руля, тогда, быть может, удалось бы из­бежать рокового удара. Если бы Мердох, сбросив ход, принял удар льдины на нос — тогда «Титаник» с разбитой носовой частью, по край­ней мере, продержался бы на пла­ву до рассвета.

Но скорее всего и этого не про­изошло бы. И только потому, что ошибки судоводителя лишь усугуби­ли крупный просчет главного кон­структора лайнера Эндрюса и одоб­рившего его проект владельца «Ти­таника» Исмея.

При расследовании катастрофы выяснилось, что этот пароход имел существенные конструктивные недо­статки. В частности, поперечные во­донепроницаемые переборки на нем были доведены лишь до ниж­ней палубы (а айсберг прорезал борт выше), а не до главной палу­бы, которая на «Титанике» только считалась водонепроницаемой. По­тому-то забортная вода столь быст­ро заполнила все судно.

Впрочем, дивиться тому, что толь­ко ошибки моряков выявили про­счеты судостроителей, не стоит. Ведь для британского флота эта ката­строфа была не прецедентом, а по­вторением пройденного.

2130 - Броненосец "Виктория"
МАНЕВР, ОКАЗАВШИЙСЯ НЕВЫПОЛНИМЫМ

В пятницу 23 июня 1893 года пер­вый лорд британского адмиралтей­ства граф Спенсер, выступая в пала­те лордов с внеочередным сообщени­ем, огласил телеграмму контр-адми­рала Маркхема, младшего флагмана Средиземноморской эскадры: «22 ию­ня. С сожалением доношу, что се­годня после полудня во время ма­неврирования около Триполи столк­нулись корабли Ее величества «Вик­тория» и «Кемпердоун», — говори­лось в ней. — «Виктория» затонула через 15 мин на глубине 30 саженей, предварительно опрокинувшись вверх дном». А потом и вся Англия узна­ла о катастрофе, стоившей жизни 321 моряку королевского флота. И все это произошло в спокойный, солнечный день всего в 5 милях от берега.

«ОСТАВИТЬ 6 КАБЕЛЬТОВЫХ!»

22 июня 1893 года близ Триполи маневрировала английская Среди­земноморская эскадра. Вел ее двух­трубный броненосец «Виктория» (за­ложенный на стапеле под названи­ем «Ринаун», он был переименован в честь правившей тогда королевы), флагманский корабль вице-адмирала Джорджа Трайона. За ним густо дымили броненосцы «Кемпердоун», «Нил», «Дредноут», «Инфлексибл», «Коллингвуд», «Эдинбург», «Санспарейль» и крейсера - «Фаэтон», «Эд­гар», «Эмфайон», «Бархем» и «Фирлесс». Эскадра совершала обычный поход, занимаясь боевой подготов­кой, в частности отрабатывая совместные действия отдельных кораб­лей и соединений.

...Тогда завершался переломный период в истории военных флотов мира, сравнительно недавно распрос­тившихся с испытанными веками па­русами, чтобы «принять на вооруже­ние» паровые машины. Новая тех­ника породила невиданные доселе классы боевых кораблей — броне­носцы, крейсера, миноносцы, и те­перь морякам предстояло вырабо­тать элементы новой тактики. Поэтому многие флотоводцы вынуждены были превратиться в эксперимента­торов. К числу их относился и Трайон, пользовавшийся в королевском флоте репутацией человека знающе­го, волевого, но ...нелегкого. Подчи­ненные далеко не сразу привыкли к его манере никому не доверять подробностей предстоящих учений и по-бульдожьи держаться единожды принятого решения. Но в конце кон­цов офицеры свыклись и, завидев на ходовом мостике фигуру командую­щего, были готовы беспрекословно выполнить самый неожиданный при­каз.

В Триполи эскадра отдала якорь, и командир «Виктории» Бурк вмес­те с флаг-штурманом Хокинс-Смитом спустился в адмиральский са­лон. На сей раз Трайон довольно подробно объяснил офицерам суть предстоящих учений. Выйдя в море, эскадра построится в две кильва­терные колонны, дистанция между которыми составит 6 кабельтовых (1 кабельтов равен 185 м). Затем обе колонны повернут на 16 румбов (180°) навстречу друг другу, с тем чтобы вновь оказаться в строю двух колонн. Маневр не очень сложный, только Бурка и Хокинс-Смита сму­щала дистанция между колоннами, и командир флагманского броненос­ца тактично напомнил командующе­му, что диаметр циркуляции и «Вик­тории», и флагмана второй дивизии «Кемпердоуна» составляет 4 кабель­товых. Выходит, что одновременный поворот навстречу друг другу с ди­станции 6 кабельтовых может при­вести к опасной ситуации. Поразмыс­лив, Трайон согласился увеличить дистанцию между колоннами, по крайней мере, до 8 кабельтовых.
2129 - «Виктория» в море (картина)
Во второй половине дня эскадра вышла в море и к 14.20 оказалась примерно в 4 милях северо-восточ­нее Триполи. Правую колонну вела «Виктория», левую возглавлял «Кемпердоун», на мостике которого ря­дом с командиром броненосца Джонстоном стоял младший флагман эс­кадры, контр-адмирал Маркхем. Оба внимательно вглядывались в силуэт «Виктории», четко рисовавшийся в 6 кабельтовых.

Именно это обстоятельство встре­вожило Хокинс-Смита, и он отпра­вил к адмиралу флаг-офицера Джилфорда, попросив того осторожно на­помнить Трайону о недавнем разго­воре. Однако, выслушав Джилфорда, командующий буркнул: «Оставить 6 кабельтовых!» — и поднялся на кормовой мостик (оттуда были луч­ше видны следующие в кильватер ко­рабли эскадры).

В 15.28 на мачте флагмана раз­вернулись флажки семафора — на­чать маневр. Маркхем был поражен. Ведь расстояние между колоннами составляло всего 6 кабельтовых, а значит, отданный приказ грозит обернуться большими неприятностями. Повернувшись к Джонстону, контр-адмирал недоуменно произнес:

— Но это же невыполнимо! — И, предположив, что сигнальщики флагманского броненосца что-то напутали, тут же велел поднять ответный сигнал до половины мачты. Это означало, что приказ Трайона нуждается в уточнении.

Трайон к этому времени перешел на носовой мостик и приказал передать Маркхему: «Чего вы ждете?» О согласии увеличить дистанцию между колоннами до 8 кабельтовых он и не вспомнил.

- Нам не хватит двух кабельтовых, чтобы избежать столкновения! — тихо произнес Бурк, всматриваясь в разворачивающийся «Кемпердоун». На мостике стало необычно тихо, только изредка слышался голос лейтенанта Ланиона, отсчитывавшего дистанцию.

Возможно, они собираются обогнуть нас с внешней стороны строя, оставив по правому борту, — промолвил Маркхем. К сожалению, он мог только догадываться о намерениях флагмана.

А тот спокойно стоял перед штурманской рубкой, поглядывая на корабли, идущие за «Викторией». Наконец Бурк не выдержал:

— Мы рискуем оказаться слишком близко от «Виктории», сэр. Не пора ли нам предпринять что-нибудь? — Трайон молчал. Через некоторое время командир «Виктории» вновь обратился к адмиралу — он просил разрешения дать левой машине ход назад, а потом отработать «полный назад» обеими машинами — только так теперь можно было смягчить ставший уже неизбежным удар. Трижды пришлось Бурку повторять просьбы, пока адмирал, помедлив, не дал согласия. Так было потеряно еще несколько драгоценных минут. И лишь за считанные секунды до столкновения Бурк приказал срочно задраить двери в водонепроницаемых переборках, межпалубные люки и вынести пластырь для заделки пробоины.

Ровно в 15.41 все 10 600 т «Кем­пердоуна» на скорости 6 узлов уда­рили в правый борт «Виктории». Острый таран на 3 м пронизал не­бронированный участок корпуса флагманского броненосца впереди но­совой башни главного калибра. Один из унтер-офицеров, отдыхавший в своей каюте, был насмерть перепуган, увидя над своей головой осы­панный угольной пылью нос чужого корабля.
2131 - Тогда в средиземном
«ЭТО Я ВО ВСЕМ ВИНОВАТ»

Примерно с минуту броненосцы стояли, сцепившись друг с другом. Потом машины «Кемпердоуна» зара­ботали «полный назад», вздымая под кормой горы пены, и стальной та­ран со скрежетом вышел из пробоины куда тотчас же с ревом хлы­нула вода.

Капитан Бурк попытался отвести свой поврежденный броненосец к бе­регу, чтобы посадить его на отмель, но это привело лишь к тому, что напор воды, хлещущей внутрь «Вик­тории», усилился. Броненосец так скоро садился носом, что матросов, пытавшихся по пояс в воде завести на пробоину пластырь, пришлось отозвать с полубака.

А что же Трайон? Внешне спокой­ный, адмирал осведомился у старше­го офицера, сколько еще «Виктория» продержится на поверхности, и, по­лучив обнадеживающий ответ, пере­дал командирам «Дредноута» и дру­гих кораблей не торопиться со спус­ком шлюпок.

Спустившись вниз и проходя по слабо освещенным коридорам, капи­тан Бурк видел, как матросы то­ропливо задраивали двери в пере­борках. Заглянул в котельное и ма­шинное отделения — там все оста­вались на местах. Да и на других постах моряки несли службу, будто ничего не случилось. Почти всем им через несколько минут довелось раз­делить участь своего корабля...

Поднявшись наверх, Бурк увидел на верхней палубе моряков и солдат морокой пехоты. Выстроившись по левому борту, они терпеливо ждали команды спускать шлюпки, но Трайон безмолвствовал, хотя броненосец все больше кренился. Наконец, ког­да на палубе стало уже трудно сто­ять, Трайон обратился к Хокинс-Смиту:

- Кажется, мы идем ко дну...

- Да, сэр, вы правы! — ответил флаг-штурман и тут же услышал, как командующий негромко, как бы самому себе, сказал: «Это я во всем виноват» — и сразу же крикнул одному из мичманов, цеплявшемуся за поручни мостика: — Не стойте здесь, молодой человек, идите к шлюпкам!

Поздно! «Виктория» резко повалилась на борт, с грохотом легла на воду, перевернулась, придавив ба­рахтавшихся людей, задрала корму с вращающимися винтами и скры­лась под водой. Через несколько секунд из пучины донесся протяжный гул — это взорвались котлы броне­носца. Море взбурлило, выбросив на поверхность обломки, перевернутые шлюпки...


Вся Англия была потрясена тем, что в мирное время, в отличную по­году рядом с десятком кораблей в течение какой-то четверти часа по­гиб новый, слывший непотопляемым броненосец. Ужасало и число жертв катастрофы. Правда, позднее выяс­нилось, что большинство моряков «Виктории» не умело плавать.

Члены парламента, газетчики не переставали задавать один и тот же вопрос: «Кто повинен в катастрофе?» Ответить на него адмиралтейство поручило членам военно-морского суда, который заседал осенью 1893 года на старом паруснике «Хиберния», стоявшем на Мальте.

Заслушав показания офицеров Средиземноморской эскадры и экс­пертов, судья — а в его роли высту­пал преемник Трайона, адмирал Кульм-Сеймур — пришел к выводу, что трагедия произошла вследствие приказа, «отданного бывшим тогда начальником эскадры, покойным ви­це-адмиралом, сэром Трайоном». Ви­новный был назван.

Контр-адмиралу Маркхему было указано, что ему следовало действо­вать более решительно и, усомнив­шись в правильности распоряжений командующего, не начинать маневра без дополнительных разъяснений. Капитаны Бурк и Джонстон, как и прочие офицеры Средиземноморской эскадры, от обвинений были осво­бождены, поскольку они выполняли приказ прямого начальника. Главный строитель британского флота В. Уайт, кстати, проектировавший «Викторию», категорически отверг все сомнения, касающиеся конструкции броненосца. На этом и закончилось официальное разбирательство при­чин катастрофы.

Однако после него осталось нема­ло вопросов, на которые члены ад­миралтейства не нашли (или не сочли нужным отыскивать) вразуми­тельные ответы. В частности, никто не подумал объяснить, почему, не­смотря на наличие совершенных устройств, предотвращающих распро­странение забортной воды внутри ко­рабля, она быстро заполнила отсеки и палубы; почему непотопляемый вроде бы броненосец столь быстро потерял остойчивость и перевернул­ся. Впрочем, известно, что британ­ское адмиралтейство умеет хранить секреты, особенно в тех случаях, когда речь идет о негативных сто­ронах истории королевского флота (да и не только флота).

Что же касается странных по­ступков адмирала Трайона, в част­ности фатального просчета в оценке дистанции между колоннами, непо­нятной медлительности, проявленной при спуске шлюпок и эвакуации команды гибнущего броненосца, то эти тайны вице-адмирал унес на дно Средиземного моря.

Правда, ходили слухи, что сэр Джордж, перенесший жесточайший приступ лихорадки, иной раз внезап­но терял способность здраво оцени­вать ситуацию. Нет, эскадренный врач Маккей-Эллис под присягой за­явил, что в то злополучное утро командующий был совершенно здо­ров.

...Девять десятилетий прошло пос­ле трагического столкновения двух английских броненосцев, и все же многие обстоятельства этого проис­шествия остаются невыясненными.
2128 - Уникальный снимок: последние мгновения "Виктории". Через несколько секунд флагманский броненосец вице-адмирала Трайона исчезнет под водой.
НЕПРЕРЫВНАЯ ЦЕПЬ ОШИБОК

ВИКТОР ШИТАРЕВ, капитан дальнего плавания (с)

Когда знакомишься с обстоятель­ствами гибели английского броне­носца «Виктория», неизбежно прихо­дишь к выводу, что причиной траге­дии были неправильные действия на­чальников британской эскадры. Но если злополучный приказ вице-адми­рала Трайона оставить дистанцию между колоннами 6 кабельтовых и впрямь не поддается объяснению, то поступки его подчиненных понять можно. Разумеется, учитывая уро­вень их знаний и степень профессио­нальной подготовки.

Раз уж дело касается столкнове­ния кораблей, то начать разбор, ви­димо, придется с проблем управляе­мости судов. Под этим термином принято понимать способность суд­на удерживаться на заданном курсе и изменять его по желанию судово­дителя. В разное время вопросы управляемости исследовали изве­стный математик Л. Эйлер, видные специалисты К. Федяевский, В. Лав­рентьев, А. Басистый, Г. Фирсов и ряд других отечественных ученых.

Любой командир боевого корабля или капитан коммерческого судна знает, что если на ходу переложить руль на некоторый угол от нейтраль­ного положения, то на его пере воз­никнет сила гидродинамического дав­ления, которая заставит корабль дви­гаться по некой траектории, близ­кой к окружности. Эта траектория называется циркуляцией, а ее диа­метр определяет характер управляе­мости судна. Она считается нормаль­ной, если диаметр циркуляции при­близительно равен 8 длинам корпу­са судна.

Длина броненосцев конца XIX ве­ка составляла около 100 м, следова­тельно, диаметр их циркуляции рав­нялся 4 кабельтовым. Как видите, дистанция между колоннами в 6 ка­бельтовых, оставленная Трайоном, уже делала задуманный им маневр опасным. И он становится тем более опасным, если учесть, что на диа­метр циркуляции еще влияет и нап­равление вращения гребных винтов, из-за чего отличаются радиусы по­воротов на левый и правый борт. К тому же каждое судно по-своему реагирует на действие руля — одно сразу ложится на новый курс, дру­гое некоторое время остается на прежнем.

В наши дни диаметр циркуляции измеряется на всех ходах и при по­воротах с высокой точностью с по­мощью радиолокации или аэрофото­съемки, а результаты заносятся в «Таблицу маневренных элементов», постоянно находящуюся в ходовой рубке. 90 лет назад ничего подобно­го не было, и Трайон, имея весьма приблизительное представление о по­воротливости «Виктории» и «Кемпердоуна», не должен был принимать столь рискованных решений.

Теперь мысленно «перенесемся» на мостик «Кемпердоуна». Было бы лучше, если бы капитан Джонстон сразу же после столкновения засто­порил машины своего броненосца... Тогда таранный выступ «Кемпердоу­на» на некоторое время прикрыл бы пробоину в борту «Виктории», что, конечно же, облегчило борьбу его команды за живучесть. Но Джонстон поспешил дать задний ход. Вы­дирая свой таран, «Кемпердоун» не­вольно расширил отверстие в борту флагманского корабля.

Не лучшим образом обстояли де­ла и на «Виктории». Хоть капитан Бурк и догадывался, чем может окончиться затеянный вице-адмира­лом маневр, но решение закрыть двери в водонепроницаемых пере­борках принял слишком поздно.

Кстати говоря, такие двери, клинкеты, люки в палубах положено за­драивать еще при подготовке к по­ходу в порту, оставляя открытыми лишь те отверстия, которые необхо­димы для обеспечения нормальной работы команды. Да и после столк­новения Бурку следовало бы нахо­диться на своем посту, руководя дей­ствиями экипажа, а не ходить по палубам.

Офицеры и механики слишком по­лагались на водоотливные средства. А ведь через пробоину площадью 0,1 м2, находящуюся в 5 м от по­верхности, за час внутрь судна по­ступает до 3200 т воды, с которой насосы одного отсека справиться не способны. Поэтому явным просчетом была попытка завести на пробоину пластырь — его тут же затянуло бы внутрь корабля. В таких случаях лучше подкрепить водонепроницае­мые переборки, изолировав аварийный отсек от других, дождаться, когда вода заполнит его, а уж потом прикрыть пробоину пластырем и на­чать откачку воды. Поступив таким образом, команда «Виктории» на первое время обеспечила бы остой­чивость и непотопляемость броненос­ца.

Под последним термином пони­мают способность судна оставаться на плаву после проникновения за­бортной воды в часть его внутрен­них помещений. С этой целью зара­нее создается «запас плавучести», ко­торый обеспечивает надводная часть корпуса, отделенная от нижней во­донепроницаемыми палубами. Одна­ко одновременно необходимо сохра­нить и остойчивость аварийного ко­рабля.

По опыту службы на морских спа­сателях знаю, что запас плавучести судов, терпящих бедствие, иной раз «расходуется» часами, зато потеря остойчивости и опрокидывание про­исходят в считанные минуты, как в случае с «Викторией». Получив про­боину, броненосец первое время мед­ленно погружался носом и кренил­ся. Решение командира отойти к бе­регу, чтобы посадить «Викторию» на отмель, было правильным. Однако после того, как носовая часть дви­жущегося броненосца ушла под во­ду, водонепроницаемая переборка поврежденного отсека не выдержала напора набегающего потока воды. Сознавая, что с увеличением диф­ферента судно все больше теряет остойчивость, опытные капитаны в аналогичных обстоятельствах пред­почитают идти задним ходом...

«Викторию» можно было спасти, затопив кормовые отсеки левого бор­та и спрямив корабль, что, кстати, доказал на модели этого броненосца адмирал С. О. Макаров. Впрочем, у английских броненосцев был «врож­денный» порок — считавшиеся водо­непроницаемыми палубы были про­низаны люками, двери в переборках не закрывались, да и последние не доходили до водонепроницаемых па­луб.

Выходит, флагманский корабль Средиземноморской эскадры был обречен уже после подписания его чертежей лордами адмиралтейства? В известной мере — да, хотя у ви­це-адмирала Трайона и капитана Бурка были все шансы избежать если не аварии, то, во всяком слу­чае, столь тяжелых последствий. Но ни тот ни другой не воспользовались возможностью спасти поврежденный корабль или хотя бы большую часть его экипажа.

Совершенно очевидно, что контр­адмирал Маркхем, капитаны Бурк и Джонстон отлично сознавали опас­ность, которую таил маневр, заду­манный начальником эскадры. И тем не менее предпочли «держаться уста­ва, яко слепой стены»...


ГЛАВНАЯ ОШИБКА АДМИРАЛА ТРАЙОНА

ВЛАДИМИР СМИРНОВ, инженер-судостроитель (с)

При беглом ознакомлении с собы­тиями, разыгравшимися на Средизем­ном море 22 июня 1893 года, они представляются настолько нелепыми, что многие исследователи готовы бы­ли объяснить поведение вице-адмира­ла Трайона внезапным сумасше­ствием. Однако более тщательное расследование дела помогает вы­явить детали, которые дают более правдоподобное объяснение поступ­кам командующего Средиземномор­ской эскадрой.

Прежде всего Трайон не был са­модуром, каким он может показать­ся. По воспоминаниям плававших с ним офицеров, он всегда был готов обсудить любой маневр, причем це­нил тех, кто, возражая, приводил аргументированные доводы. Но весь демократизм исчезал, как только ви­це-адмирал оказывался на мостике. Здесь он превращался в командира, который не допускал обсуждения отданных приказов и требовал бес­прекословного выполнения своих рас­поряжений. В этом он был, конечно, прав: в бою будет некогда объяс­нять подчиненным свои замыслы и смысл предстоящего маневра.

22 июня Трайон, по всей видимо­сти, решил провести сложный ма­невр, который мог потребоваться от эскадры в боевых условиях. Пони­мая, что это серьезная проверка, он загодя предупредил офицеров о том, что им предстоит сделать, больше того, дал им час на обдумывание своих действий. К сожалению, офи­церы эскадры не придумали ничего лучше, чем намекнуть адмиралу на невыполнимость маневра. А в дей­ствительности выполнить его было можно...
2132 - Тогда в средиземном
В свое время Ф. Джейн — изда­тель знаменитых английских спра­вочников по военно-морским флотам — подверг анализу точный текст сигна­ла, поднятого на «Виктории». Вот он: «Второй дивизии ворочать после­довательно на 16 румбов (180°) вправо, сохраняя ордер флота. Пер­вой дивизии ворочать последователь­но на 16 румбов влево, сохраняя ордер флота». По мнению Джейна, эта формулировка была неоднозначна и в зависимости от того, как ее истолковали командиры кораблей, вела к совершенно различным результатам.

Если бы, достигая точки поворота, каждая пара кораблей двух дивизий начинала поворот одновременно, то четыре броненосца одной дивизии последовательно протаранили бы че­тыре броненосца другой.

Однако в том случае, если бы командиры кораблей каждой пары производили поворот не только с по­мощью руля, но и работающих враздрай машин, то диаметр циркуляции броненосцев удалось бы зна­чительно сократить и обе кильватер­ные колонны после поворота про­должили бы движение на незначи­тельной дистанции.

Если же корабли каждой пары, вы­ходя в точку поворота, начинали бы ложиться на новый курс не одновре­менно, то броненосцы одной дивизии прошли бы последовательно через интервалы между кораблями другой дивизии и снова образовали бы две кильватерные колонны, движущиеся в противоположном первоначальному направлении.

Джейн считал, что Трайон избрал второй вариант — лихой поворот с помощью руля и машин. Но, думается, он был не прав, ибо разгадка смысла приказа адмирала таится в двукратно повторенной фразе: «со­храняя ордер флота». Это значит, что после поворота взаимное распо­ложение кораблей должно остаться таким же, как до него. Из рассмот­рения приведенных мною схем не­трудно увидеть, что если корабли одной дивизии не проходят через интервалы между кораблями другой, то это условие нарушается: после по­ворота броненосцы «смотрели» бы друг на друга другой парой бортов. Поэтому можно предположить, что Трайон имел в виду третий вариант, при котором «сохраняется ордер флота».

Конечно, маневр с прохождением кораблей через интервалы был не только сложен, но и опасен, но Трайон не боялся рисковать, следуя традициям Г. Нельсона. А знамени­тый адмирал говорил, что «в потере корабля легко утешиться, но потеря услуг храброго офицера была бы по­терей национальной». Иными слова­ми — гибель корабля не бросает те­ни на честь его командира. А Трай­он до последней минуты не считал «Викторию» гибнущей. Он знал, что броненосец разделен на 170 водоне­проницаемых отсеков, что через про­боину заполнятся водой лишь неко­торые, после чего распространение воды прекратится и «Виктория» пе­рестанет погружаться. Мостик, на котором стоял вице-адмирал, нахо­дился еще высоко над водой, и Трайону казалось, что момент окон­чательного погружения далек и он всегда успеет вызвать команду на верхнюю палубу и спустить шлюпки. И лишь когда «Виктория» начала ва­литься на правый борт, командую­щий понял, что все кончено. Тогда-то он и произнес: «Все это моя ошибка» (перевод из журнала «Мор­ской сборник», который приведен в статье «Маневр, оказавшийся невы­полнимым», неточен).

Так в чем же состояла ошибка Трайона? В том, что адмирал пре­небрегал изучением свойств вверен­ных ему кораблей, считая это уделом механиков и трюмных. «Если бы только один адмирал Трайон не вни­кал в вопрос о переборках, — пи­сал один из основоположников уче­ния о непотопляемости корабля, рус­ский адмирал С. О. Макаров, — то его можно было бы обвинить, но так как почти никто из адмиралов ни в одном флоте этим делом специально не занимался, то, следовательно, все виноваты или никто не виноват». Расследование катастрофы показало, как глубоко был прав русский фло­товодец. В английском флоте не на­шлось ни одного моряка, знающего проблемы непотопляемости, и в каче­стве эксперта пришлось пригласить В. Уайта, строителя «Виктории».

Будучи главным кораблестроителем британского флота с 1885 по 1902 год, он построил ряд броненос­цев, о которых адмирал Бересфорд однажды едко сказал: «Мы будем тонуть на этих кораблях, а сэр Вильям будет объяснять, почему именно мы утонули». Так случилось и на сей раз — в заключении о ги­бели «Виктории», подписанном лор­дами адмиралтейства, Уайт утверж­дал, что конструкция этого броне­носца, система водонепроницаемых отсеков, дверей, палуб не имеет не­достатков и если бы все порта, лю­ки и двери были своевременно за­крыты, корабль был бы спасен. А ко­ли он потонул, то виноваты те, кто не исполнил все эти предосторожно­сти и погиб от собственной халат­ности.

От себя лорды добавили, что им остается только принять меры к не­повторению подобного, для чего бу­дут изданы правила. В них будет указано, что при опасности столкно­вения пушечные порта в верхних ба­тареях, а также все люки и двери должно закрыть, а при открытых не­обходимо всегда держать людей.

Комментируя результаты рассле­дования, Макаров писал: «Нет ниче­го легче, как велеть иметь все две­ри закрытыми, а у открытых ставить людей, но это поведет к огромному непроизводительному расходу людей, и кроме того... есть случаи, когда запирание дверей является физически невозможным». Русский моряк не согласился с мнением, что уайтовская система водонепроницаемых дверей и переборок лишена серьезных недо­статков. Напротив, считал он, эта система нуждается в усовершенство­ваниях. В частности, главные попе­речные переборки надо доводить до главной палубы; дверей в нижней части переборок не делать; в броне­вой палубе не следует прорубать лю­ки, а в главных переборках запретить делать двери; в больших отделениях не устанавливать продольные пере­борки; все водонепроницаемые пе­реборки после установки машин и оборудования подвергать гидравли­ческой пробе. Только эти мероприя­тия вместе с устройствами для от­качки воды, пластырями для быстрой заделки пробоин и системой затоп­ления отсеков на противоположном пробоине борту для выравнивания крена и дифферента позволят при­близиться к идеалу корабля, о кото­ром впоследствии писал академик А. Н. Крылов. Такой корабль, полу­чив повреждение, должен держаться на воде неограниченно долго или то­нуть не переворачиваясь.

Поразительно, но факт: «Викто­рия» могла быть спасена, если бы ее офицеры удосужились прочитать статьи Макарова по вопросам непо­топляемости, опубликованные еще за 23 года до катастрофы!
За это сообщение автора Wseb2net поблагодарили (всего 4):
AbramРост76WarisdeathАлександр Сергеевич Перижняк
Рейтинг: 33.33%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 20452
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 82532 раза
Карма: +10/-0

Тогда в средиземном

Где Sanek » 18 апр 2017, 22:37

Не совсем в тему, но не знаю куда воткнуть. Забавная картинка-сравнение флотов этого времени.

Изображение
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 5):
Wseb2netAbramРост76WarisdeathАлександр Сергеевич Перижняк
Рейтинг: 41.67%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост


Аватара пользователя

Автор темы
Wseb2net
Полковник
Полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 5833
Зарегистрирован: 03 дек 2016
Откуда: С Восточного фронта
Поблагодарили: 18597 раз
Карма: +4/-0

Тогда в средиземном

Где Wseb2net » 11 окт 2017, 20:50

Второй однотипный с HMS Victoria броненосец HMS Sans Pareil. Был пущен на слом в 1907 году, т.к. в 1905-06 все броненосное, что было построено даже год назад стало в одночасье старьем. Тем более, что говорить о корабле постройки 1887 года! Это сейчас 30-50 лет для боевого корабля не возраст! Тогда прогресс был совсем другим.
15868 - Тогда в средиземном
15871 - Тогда в средиземном
15867 - Тогда в средиземном
15869 - Тогда в средиземном
15870 - Тогда в средиземном
За это сообщение автора Wseb2net поблагодарили (всего 6):
иван777444333Профайлер2016AbramРост76SanekWarisdeath
Рейтинг: 50%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Автор темы
Wseb2net
Полковник
Полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 5833
Зарегистрирован: 03 дек 2016
Откуда: С Восточного фронта
Поблагодарили: 18597 раз
Карма: +4/-0

Тогда в средиземном

Где Wseb2net » 10 апр 2020, 21:00

HMS Victoria
97380 - HMS Victoria
За это сообщение автора Wseb2net поблагодарили (всего 3):
SanekWarisdeathРост76
Рейтинг: 25%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 20452
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 82532 раза
Карма: +10/-0

Тогда в средиземном

Где Sanek » 02 май 2020, 03:39

"Виктория" была найдена 22 августа 2004 года на глубине около 150 метров. Останки корабля находятся в вертикальном положении, нос корабля на 30 метров ушел в ил. Такое необычное положение объясняется тем, что масса единственной на корабле носовой башни главного калибра , создала большой диферент на нос и корабль вертикально ушел вниз.
101374 - Тогда в средиземном
101375 - Тогда в средиземном
За это сообщение автора Sanek поблагодарили (всего 2):
WarisdeathРост76
Рейтинг: 16.67%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Александр Сергеевич Перижняк
Полковник
Полковник
Сообщения: 3858
Зарегистрирован: 13 июл 2018
Поблагодарили: 9334 раза
Карма: +8/-0

Тогда в средиземном

Где Александр Сергеевич Перижняк » 02 май 2020, 17:20

Sanek,
имея третий по величине флот Россия была побита Японией...
За это сообщение автора Александр Сергеевич Перижняк поблагодарил:
Sanek
Рейтинг: 8.33%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Александр Сергеевич Перижняк
Полковник
Полковник
Сообщения: 3858
Зарегистрирован: 13 июл 2018
Поблагодарили: 9334 раза
Карма: +8/-0

Тогда в средиземном

Где Александр Сергеевич Перижняк » 02 май 2020, 17:30

а по теме :это не единственная катастрофа по вине конструкторов потом будет Ютланд. очевидно у Британии было слишком много кораблей ....что она их так расходовала.
когда ушел Френсис Дрейк и пришли бюрократы то флот закончился ...(с)
в книге "Копи Царя Соломона" один из персонажей офицер, Ройял Неви некий Гуд ,возраст за 40 ,Гаххгард пишет что его уволили в отставку и сетует ,что вот опытный офицер вынужден прозябать на нищенскую пенсию. думаю это взято из жизни
добрая милая старушка Англия ....
За это сообщение автора Александр Сергеевич Перижняк поблагодарил:
Sanek
Рейтинг: 8.33%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Аватара пользователя

Sanek
Генерал-полковник
Генерал-полковник
Спонсор форума
Спонсор форума
Сообщения: 20452
Зарегистрирован: 01 дек 2016
Поблагодарили: 82532 раза
Карма: +10/-0

Тогда в средиземном

Где Sanek » 02 май 2020, 18:11

Александр Сергеевич Перижняк,
Александр Сергеевич Перижняк писал(а):
02 май 2020, 17:20
имея третий по величине флот Россия была побита Японией...
Ну справедливости ради, российский флот был по трем отдаленным ТВД раскидан в отличии от... но это да, совсем другая история... :wink:
За это сообщение автора Sanek поблагодарил:
Александр Сергеевич Перижняк
Рейтинг: 8.33%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Ответить

Вернуться в «События в остальном мире»