Война - дело рабское

История нового времени до Первой мировой войны
Ответить
Аватара пользователя

Автор темы
Влад Бевх
Младший лейтенант
Младший лейтенант
Сообщения: 555
Зарегистрирован: 23 май 2019
Поблагодарили: 2532 раза
Карма: +5/-0

Война - дело рабское

Где Влад Бевх » 10 сен 2019, 17:39

(с)
Война - на московии дело рабское.

Боевые холопы — феномен, возникший благодаря специфике сословного строя Московского государства, который формировался на стыке европейских и азиатских традиций, не имеющее аналогов в мировой истории.

Россия, как и её история, всегда обладала «особой статью». Неудивительно, что именно в Московском царстве возникло такое явление, как боевые холопы. Стоит понимать, что слово «холоп» в допетровские времена являлось более оскорбительным, чем «раб». Последний термин носил возвышенное значение: рабы были божьими, а невольников из рода людского именовали холопами. Назвать так человека свободного было серьёзным оскорблением. В этом свете логичным кажется вопрос: как столь презренный класс мог выполнять военные функции?

«Смотр служилых людей». Художник Сергей Иванов, 1907 год

Вплоть до средневековья каждый князь или состоятельный боярин имел при себе дружину. Она набиралась из свободных людей, которые в любое время, кроме военного, могли покинуть своего господина и перейти на службу к другому князю. Менее богатые землевладельцы оказывались в проигрыше. Чтобы не лишиться вооружённой свиты, начиная с XVI века удельные князья и бояре стали набирать в неё холопов. Путь туда был открыт лишь для двух категорий невольников: обельных и старинных — то есть тех, что полностью и навсегда утратили свою свободу, или тех, кто никогда её не знал, родившись холопом. Для этих людей служба была скачком по карьерной лестнице. Рубить мечом было престижнее, чем копать землю. Став боевым холопом, невольник причислялся к высшей касте слуг.

Процесс формирования феодального сословия на Руси не был завершён, и социальные барьеры ещё не превратились в непроницаемую преграду. В результате низшие слои поместного дворянства плотно смыкались с другими категориями служилых людей, в том числе и с боевыми холопами. Существовало две категории армейских невольников. Первые охраняли своего господина в пути, сторожили его имущество и обозы. Вторые принимали непосредственное участие в битвах, плечом к плечу со своим хозяином. От них зависело личное обогащение хозяина. Чем больше было холопов, тем больше они могли принести трофеев, к которым относилось не только движимое имущество, но и пленные.

Боевые холопы. Фрагмент иллюстрации Сигизмунда Герберштейна, 1556 год

В московских войнах добыча трофеев считалась первостепенной задачей. Ради неё землевладельцам приходилось прислушиваться к интересам своей вооружённой свиты. Послужильцев хорошо кормили, одевали и предоставляли больше свобод, чем другим холопам. Хоть боец и не мог покинуть своего господина, но в интересах последнего было создать максимально благоприятные условия службы.

Служба в обмен на свободу

Начавшийся ещё в XIII веке процесс объединения раздробленных русских княжеств вокруг новых политических центров привёл к расширению фондов поместных земель. Однако к XVI веку этого уже было недостаточно, чтобы обеспечить всех детей боярских обработанными и населёнными участками.

События 70–80-х гг. XVI века привели к повальному деклассированию феодальных землевладельцев. Большое количество мелких помещиков лишилось земель и средств к существованию, став источником угрозы для правящих кругов. Ради снижения социальной напряжённости требовалось вернуть их всех на службу, но содержание такого большого количества людей за счёт государственной казны было бы накладным. На помощь пришёл указ, принятый ещё в 1558 году, который подтверждал законность всех служилых кабал на всех детей боярских. Было лишь два ограничения: кандидат должен быть старше 15 лет и не состоять на царской службе.

«Поход войска Московской Руси». Художник Сергей Иванов, 1903 год

Беспоместные стали массово поступать на службу в качестве кабальных слуг. Для них это была единственная возможность сохранить свою принадлежность к военному сословию. В то же время казна снимала с себя нагрузку по снаряжению поместного войска, выделяя на содержание одного холопа не более двух рублей в год. Подобная практика также решала проблему с «неустойчивыми» элементами в обществе.

Холопы Годунова

Период правления царя Бориса отметился увеличением роли боевых холопов в вооружённых силах Московского государства. Одной из причин стал Великий голод 1601–1603 гг. Он вынудил многих землевладельцев разогнать слуг и податься в кабалу к более удачливым соседям. Но начиная с 1597 года такой поступок больше не имел обратного действия. Законодательство конца XVI века пожизненно закрепляло за дворянством всех кабальных и добровольных холопов.

В этот период были пересмотрены и старые нормы службы. Если, согласно Уложениям, принятым ещё Иваном Грозным, с каждых 100 четвертей земли выставлялось по одному боевому холопу, то Годунов потребовал по одному конному и одному пешему воину. Землевладельцы не могли содержать так много детей боярских. С началом боевых действий они укомплектовывали свою вооружённую свиту за счёт: холопов с пашни, страдников, крестьян и бобылей — всех, кто был под рукой и мог держать оружие.

«На сторожевой границе Московского государства». Художник Сергей Иванов, 1907 год

Вливание в ряды привилегированных слуг представителей низших социальных слоёв привело к необходимости их разграничения. Появился термин «даточные люди». Так называли ополченцев, набранных из «черни» и снаряжённых в поход за счёт землевладельца. Даточных людей было больше, чем детей боярских, однако ошибочно представлять последних в виде тонкой прослойки холопского общества.

Вероятно, в XVI веке на 25 000 человек дворянского ополчения приходилось до 50 000 боевых холопов. Согласно Боярским спискам, в походе против Лжедмитрия I в 1604 году участвовало свыше 13 000 крупных землевладельцев. Они привели с собой не менее 15 000 боевых холопов. В том же источнике указываются имена более 500 дворян, которые не пошли в поход сами, но прислали 2252 всадников в полном вооружении. Речь идёт именно о военных послужильцах, а не о даточных людях, которые чаще выполняли вспомогательные функции.

Кардинальные перемены для боевых холопов произошли после того, как Разрядным приказом всех землевладельцев обязали вооружать своих людей огнестрельным оружием. Большая часть дворян не доверяла пищалям, а то и вовсе презирала их, полагаясь на традиционную сталь. В результате боевые холопы обрели технологическое превосходство над дворянской конницей.

Армия рабов

Социальный статус боевых холопов в Московском царстве был уникален. Они занимали промежуточное положение между крестьянством и дворянством, оставаясь при этом рабами. Хозяин распоряжался их судьбами по своему усмотрению. Он мог проиграть, продать, подарить, высечь или убить своего вооружённого слугу. Хотя последнее считалось преступлением, на практике за этим никто не следил. Другое дело, что подобные случаи происходили крайне редко. Землевладельцам хватало ума не злить тех, кто добывал им трофеи и прикрывал спину.

«Восстание Болотникова». Художник Гавриил Горелов, 1944 год

Справедливости ради стоит отметить: бывали случаи, когда боевые холопы убивали своих хозяев. Однако причиной тому были голод и разорение. Самым крупным выступлением против властей с участием боевых холопов было крестьянское восстание 1606–1607 гг. Согласно одной из версий, предводитель бунтовщиков Иван Болотников ранее сам был боевым холопом князя Андрея Телятевского. Даже если этот факт может быть оспорен, нельзя отрицать наличия в повстанческом войске вооружённых слуг, которые шли за примкнувшими к Болотникову дворянами, или тех послужильцев, что в своё время бежали в поисках лучшей доли.

В период с XV по XVIII вв. не было зафиксировано ни одного восстания боевых холопов на почве их неудовлетворённости своим социальным положением, но сами послужильцы отметились в каждом восстании и войне того времени.

Наследие боевых холопов

На сегодняшний день не существует исследований, касающихся уровня вовлечённости боевых холопов в процесс становления централизованного Русского государства, и неизвестна их общая численность в вооружённых силах Московского государства. Но имеющейся информации достаточно, чтобы выделить эту категорию слуг в особый социальный класс, аналогов которому не было ни в одной стране мира. По примерным оценкам, с середины XVI века невольники составляли не менее половины численности поместного ополчения, но к началу XVII века за ними уже было подавляющее большинство.

«Смутные времена». Художник Сергей Иванов, 1886 год

Концентрация оружия в руках несвободной группы населения на фоне глубокого хозяйственного кризиса и социального упадка не могла не беспокоить власть имущих. После демонстрации преимуществ регулярной армии Пётр I положил конец использованию вооружённых свит. По новому законодательству боевые холопы стали частью регулярных войск, но обозные холопы сохранялись в армии даже после смерти Петра. Их статус в качестве личных армейских слуг — адъютантов и денщиков — был официально закреплён в военном уставе 1716 года.

Боевые холопы также внесли значительный вклад в формирование вольного казачествана Дону, Волге и других реках. В полной мере испытав на себе последствия голода XVII века, многие холопы, в том числе из вооружённой свиты, устремились на вольные окраины, где выучка и опыт сделали их ядром первых вольных казачьих отрядов.

О разбойных нападениях казаков писал автор «Русского Хронографа» начала XVII века. Он называл их «беглыми холопами» и «ярыжными ворами». На чинящих разбой «воровских» казаков часто жаловались царские дипломаты. Голландский купец, путешественник и дипломат Исаак Масса в «Кратком известии о начале войн в Московии» описывал их так:

«По большей части московиты и говорят по большей части по-московски… Этот народ — по большей части бежавшие от своих господ холопы, плуты, и воры, и различные бездельники, и поселяются они главным образом в татарских степях, близ реки Волги, также неподалёку от Дона и Борисфена».

В «Повести об Азовском осадном сидении донских казаков», написанной участником событий примерно в 1641 году, сами казаки о себе говорят так:

«И не почитают нас бедных на Руси ничем и ненавидят нас аки псов смрадных, потому что отбегохом мы из того государства Московского и из иных его государевых розных городов от неволи и налога, из работы и из холопства вечного и от неволи великие, от его государевых князей и бояр и дворян и детей боярских Московских и всяких городовых приказных людей. Да зде вселились в пустыни непроходимые, токмо взираем на Бога и на всех святых Его угодников».



Для московских царей, начиная с Ивана Грозного, добровольный уход детей боярских в холопы ради принадлежности к военному сословию стал решением многих проблем. Однако в долгосрочной перспективе такая практика имела целый ряд негативных последствий. Будучи личной армией удельных князей и бояр, боевые холопы подчинялись только им, а значит, не могли быть надёжной опорой государя. К тому же, когда феодал больше не мог содержать холопов, он выбрасывал их на улицу, порождая банды разбойников, повстанцев и коллаборационистов.

Тема рабства сама по себе неоднозначна. Любые положительные стороны таких практик основываются на эксплуатации бесправных слоёв населения, что делает их неприемлемыми для современного общества. Однако в случае с боевыми холопами всё ещё более запутано. Да, по своей сути это было всё то же рабство, но для многих такая кабала стала единственной возможностью избежать голодной смерти. Благодаря возможности войти в вооружённую свиту многие дети боярские сохранили принадлежность к военному сословию и улучшили своё материальное положение. Как бы то ни было, боевые невольники, даже такие подготовленные, как послужильцы, не могли сравниться с регулярной армией.
74108 - Война - дело рабское
74109 - Война - дело рабское
74110 - Война - дело рабское
74111 - Война - дело рабское
74112 - Война - дело рабское
За это сообщение автора Влад Бевх поблагодарил:
иван777444333
Рейтинг: 8.33%

Ссылка:
BBcode:
HTML:
Скрыть ссылки на пост
Показать ссылки на пост

Ответить
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Новое время»